кухни и ванные комнаты вконтакте facebook кухни и ванные комнаты instagram кухни и ванные комнаты поиск по сайту

издается с августа 1998 года
Понедельник, 02 Апрель 2018 14:43

Право на лень

 Во второй половине XIX века, как только стали появляться различные политические спекуляции с требованиями права на труд, так или иначе приумножающими состояния крупного капитала, ироничный ум Поля Лафарга, между прочим, зятя Карла Маркса, сделал общественному мнению прямо противоположное предложение: о необходимости обеспечения, прежде всего, естественного права человека на лень. В ярком памфлете, получившем широкое признание, автор достаточно убедительно доказывает необходимость соблюдения этого изначального права добросовестного труженика, ссылаясь даже на самого господа Бога, который «после шести дней труда почил в день седьмой на веки вечные». Иначе говоря, после шестидневки активного творения, в результате чего появился сам человек, Бог слегка решил передохнуть, немного разленился и не удосужился даже обеспечить своему творению элементарную справедливость.

О творческом потенциале лени мы еще поговорим. Но сначала надо дополнить, в общем-то, неплохие идеи Лафарга гарантиями их реализации. Как потом показал последующий опыт развития общества, чтобы требовать свои естественные права, человеку нужно прежде всего добиваться гарантий их соблюдения. Лафарг не дает таких гарантий. И действительно, что может гарантировать нам право на лень? Если задуматься, то такое право может обеспечиваться дальнейшим развитием институтов досуга и релаксации. А если ретранслировать эти пожелания на конкретного человека, в рамках отдельно взятого дома и семьи, то тут такая релаксация может гарантироваться только совершенствованием сантехнического оборудования. И это вовсе не шутка, далекая от реальности.

I.

Современная актуализация лени заостряется, с одной стороны, безудержным использованием механизмов и машин буквально на всех занятиях, где некогда изнывал от обязанностей труда обычный человек, а с другой – радикальным и практически непримиримым расслоением общества на очень богатых и очень бедных, где те же самые машины, отбирая у людей работу, делают одних еще богаче, а других – еще беднее. И оказавшись не у дел, человек, естественно, получает массу свободного времени, с которым не знает, что делать. Поиск работы у него может затянуться так надолго, что со стороны это будет выглядеть просто как безделье, расширяющееся от собственной лени. В общем, занимать себя в свободное время становится делом весьма модным и трендовым. Так что обустройство современной ванной комнаты тут как нельзя кстати.

Чтобы понять и принять лень как наиболее приемлемое и рациональное времяпрепровождение, нужно, подобно Лафаргу, проникнуться ощущением разрушительности и ущербности, которое возникает вследствие страстной любви к труду. Для кого мы трудимся и для чего мы трудимся, наивно полагая, что все эти насквозь лживые рудименты общественной морали и воспитания только лишь одурачивают нас, обманывают в том, что с помощью труда можно вырваться из нищеты, добиться признания и благополучия? На самом же деле мы работаем не на себя, а на кого-то другого, прибавляя ему, незнакомому, может быть, вовсе и славу, и богатство. Возможно, труд является все-таки одной из составных частей успеха. Но далеко не главным его элементом, всякий раз уступая первенство какому-то мало определяемому таланту или счастливому стечению обстоятельств. В подавляющем же большинстве случаев труд на всю жизнь приковывает человека к рабочему станку, и только короткие перерывы дают нам возможность лично убедиться в том, что земля круглая, а над землею бездонное небо со звездами.

Да что, собственно, нам заниматься самобичеванием и ресентиментом. Послушаем лучше Поля Лафарга на сей счет, который призывает в свои ряды и Платона, и отца истории Геродота, и многих других действительно великих.

«Природа,– говорит Платон в своей социальной утопии, в своей образцовой Республике,– не создала ни сапожников, ни кузнецов; подобные занятия унижают людей, которые ими занимаются: низких наемников, несчастных без имени, которые вследствие своего положения лишены даже политических прав».

А между тем уже Аристотель предвидел, что «если бы каждый инструмент мог исполнять свойственную ему работу по приказанию или по собственному влечению, как создания Дедала двигались сами собой или как треножники Гефеста отправлялись по собственному побуждению на священную работу,– если бы челноки ткача ткали таким же образом сами собой, то мастеру не надо было бы помощников, а господину – рабов».

Мечта Аристотеля, похоже, теперь сбывается. Машины повсеместно заменяют человека на работе, а нам, людям, надо спешно учиться лениться или думать о том, чем занимать свое свободное время.

II.

А что такое, собственно, лень, или будем называть ее леность, чтобы хоть как-то убрать изначально осуждающий привкус из этого обозначения?

Состояние отдыха, передышки – это такое же естественное состояние человека, как и активность, функционирование. И даже трудно сказать, что на самом деле первично для человека: отдохновение или функционирование? Это потом, когда идеи угнетения и торжество иерархии превратили работу и труд в культ существования, состояния ничегонеделания стали называть отдыхом, передышкой в работе, а затянувшемуся отдыху приклеили ярлык лень.

На самом деле работа или выполнение общественно полезных обязанностей есть по сути своей добывание себе пропитания. Когда же голод утолен, организм непроизвольно погружается в состояние покоя, спячки. Хотя покой такой и не всегда выглядит как ничегонеделание. Именно покой пробуждает в человеке творческие силы и иллюзии. В работе всегда есть цель, погоня за результатом, у покоя такой цели нет, и это очень важно для пробуждения фантазий. Человек значительно чаще что-то открывает, изобретает, когда он свободен в своем фантазировании, а не ограничен рамками целеустремленности. Возьмем того же Эйнштейна. Работал он в патентном бюро, где ничем не выделялся среди своих коллег. А в свободное же от работы время, отнюдь не преследуя какой-то конкретной цели, создавал свою невероятную теорию относительности. И если бы кто-то, из тех же самых его коллег по патентному бюро, случайно заглянул к нему, посмотрел на него со стороны в тот самый момент, когда он как раз создавал свою знаменитую теорию, то наверняка он бы признал Эйнштейна обычным фантазером, который живет иллюзиями, скрывая свое безделье. Однако в такие моменты человек, оказывается, творит как никогда плодотворно. Он творит, потому что боится оставить действительность без своего присмотра даже на время своего краткосрочного покоя. Он ищет способы и механизмы такого присмотра. И порой ему действительно удается сотворить что-то новое.

 

III.

Механизм передачи функций на время релакса носит скорее всего временный характер. То есть непрерывность мышления и восприятия действительности сознанием в бодрствующем состоянии предполагает, что выключение сознания из этих процессов непрерывности не лишает действительность действия, и она продолжает изменяться помимо нашего контроля и соучастия, чего сознанию допускать никак нельзя. Мы имеем в виду только релакс, отдых, ничегонеделание, поскольку сон все-таки внушает нам, что действительность в темное время суток тоже снижает обороты своей активности и поэтому она не нуждается в нашем неизменном присутствии. Состояние же релакса так или иначе требует нам замену на время. И нашей креатурой, заменителем, представителем на данный момент может быть как другой человек, так и машина. Объем нашего представительства на время нашего релакса варьируется в зависимости от объемов нашей активности.

Релакс в таком случае можно понимать как леность, как временную недееспособность. И поскольку эта передышка чисто формальна, то она не касается в полной мере самого сознания, и она не может полностью приостанавливать его активность. Сознание, как бы отдыхая, пребывая в состоянии лености, расслабленности, на самом же деле продолжает производить флуктуативные действия в виде вымысла. Вымысел, по сути,– это аналогия сна.

IV.

А как погрузиться в такое сказочное состояние покоя? Да нет ничего проще! Просто надо вспомнить о нашей колыбели – о воде. Вода убаюкивает и оставляет проблемы как бы за бортом. Именно вода погружает и может нас погрузить в то удивительное состояние, которое йоги называют приближение к нирване.

Поэтому роль современной ванной комнаты, где в условиях мегаполиса единственно возможен ежедневный контакт с водой, неизменно возрастает. Иной раз, трактуя значение ванной комнаты в жизни современного человека, мы делаем акцент на ее гигиеничности. Вода как мощное средство очищения тела и души, конечно же, имеет место быть. Но в психологическом плане важнее понимать значение воды как средства релаксирующего, растягивающего отдохновение организма и сознания. И соответственно, выбирать для своего пользования такое оборудование, чтобы оно максимально, с учетом личных пожеланий и предпочтений, способствовало вашему релаксу.

V.

Прежде всего, стильной и привлекательной становится сама ванная комната и сантехническое оборудование, которое обеспечивает расширенный и постоянный контакт человека с водой, максимально обеспечивающий нам состояние полного релакса. По мнению специалистов компании VILLEROY & BOCH, в ванной комнате наступившего года отразятся актуальные тенденции международного интерьерного дизайна. При этом атмосфера помещения или ванной в будущем будет во многом определяться материалом и цветом. Центральным вопросом в архитектуре остается стиль и помощь клиентам при выборе и проектировании.

Urban Coolness. Черный цвет, металл и бетон – разве это не потрясающе? Звезды архитектуры все больше завоевывают частное жилое пространство. Строгие линии, прецизионные кромки и никаких излишеств – тенденция интерьерного дизайна Urban Coolness делает ставку на пуристский минимализм в его самой чистой форме. Черное и белое вместо цветного, нержавеющая сталь вместо латуни, сырой бетон вместо штукатурки и отсутствие декора и узоров – все это позволяет стилю быть лаконичным и рациональным. Глянцевый или матовый черный цвет подходит даже раковинам и ванным. Coal Black (насыщенный черный тон) придает раковинам Artis и отдельно стоящим ваннам особую холодную нотку. Мебель для ванной мейнстрим-коллекций с поверхностью Black Matt Lacquer кажется холодной и сдержанной, а такие металлические детали, как, например, ручки в Chrome у Venticello, дополняют пуристский стиль. Дизайнерская раковина Memento 2.0 доступна в новом цвете под бетон Concrete, соответствуя модным тенденциям в дизайне интерьера и демонстрируя свой урбанистический характер.

Modern Vintage. Retro и Vintage продолжают оставаться важными тенденциями, частично дополняясь современными элементами. Новое – это хорошо забытое старое в современной интерпретации. Использование новых современных технологий необходимо при проектировании ванных, функциональность важна для удобства и комфорта использования, в то время как эксклюзивность дизайна позволяет ванной выглядеть роскошно и уникально.

Этим условиям соответствует отдельно стоящая ванна из Quaryl® Squaro Prestige. Высококачественная ванна вручную покрывается шпоном натурального дерева отборных пород каждая ванна является уникальным изделием. Дизайн ванны Hommage также вдохновлен прошедшими эпохами, а комбинация материалов из натурального дерева и мрамора поражает высоким качеством.

Scandi Style. Актуальным остается скандинавский стиль. Стиль жизни в Скандинавии основывается на дружелюбии, первозданности и связи с природой. В интерьерном дизайне также преобладает натуральность: много дерева, лаконичные формы, строгие линии и мягкие цвета – все это типично для скандинавского образа жизни, который и в ванную приносит атмосферу комфорта. Например, накладные раковины Artis компании VILLEROY & BOCH изготовлены из инновационного материала TitanCeram и имеют очень тонкие стенки. При этом нежные пастельные цвета, которые немецко-датский дизайнер Геза Хансен разработала специально для VILLEROY & BOCH, создают на раковине нежный блик цвета. Для дизайна коллекций Venticello и Finion также характерны узкие кромки и контурированные формы. Цвета Santana Oak, Eiche Graphit и Ulme Impresso вносят в интерьер очарование природы. Доступен также цвет White Wood – сверкающий белый тон с тонкой текстурой дерева.

Greenery. Цвет концепции Pantone – свежий желто-зеленый тон, напоминающий молодую листву и зеленые побеги весной. Greenery – цвет, полный жизненных сил и страсти. Он встречается в моде, архитектуре и дизайне, а теперь и в ванной. Например, раковины Artis доступны в трех зеленых тонах из цветовой концепции Гезы Хансен, вдохновленной временами года. Для отдельно стоящих ванн Villeroy & Boch также можно подобрать свой любимый зеленый оттенок в огромной палитре концепции Color on Demand. Стильный дизайн ванной остается для клиента главным приоритетом. Великолепные дизайны известных дизайнеров в любом цвете отличаются прямыми линиями форм и индивидуальностью. Для помощи клиентам компания разработала генератор стиля – онлайн-инструмент, который помогает определить подходящий стиль и предлагает различные комбинации доступных моделей при создании индивидуального дизайна.

Развитие комфорта и уюта в ванной комнате непременно способствует более продолжительному пребыванию человека в непосредственном контакте с водой. То есть расширяет время релакса, неги, ничегонеделания и, если хотите, лени, праздности. Таким образом получается, что прогресс, освобождая нам свободное время, делает нас людьми более праздными?!

VI.

Ванны и раковины дизайнерской линии BetteArt смотрятся в помещении как скульптуры. Придавая сугубо практическим предметам музейную ценность, они также завлекают в ванные комнаты своих пользователей и посетителей, как это, к примеру, делают артефакты на тематических выставках в музеях. Эстетическая привлекательность таких «скульптур» дополняется функциональными возможностями этих сантехнических предметов. Их внешние и внутренние формы искусно соединены без швов и образуют предельно узкие боковые стенки, красивые и удобные одновременно. Так возникают объекты с большой симметрией и мягкими контурами, которые создают в любой ванной комнате особую атмосферу приятного уюта и томной неги.Дизайн линии BetteLux плавно и естественно вытекает из органичной основной формы и предельно филигранных наружных краев. Она элегантно вписывается в любое окружение. Непринужденное совершенство отличает просторную часть корпусов ванн и раковин. Упрощение происходит через совершенство технического исполнения. А рамы из стали с порошковым покрытием образуют несущую конструкцию для ванн и раковин линии BetteLux Shape, которые при этом как будто невесомо парят в пространстве. Они выгодно представляют всю элегантность органической формы ванн. Специально разработанный невидимый глазу перелив и дорогостоящие детали, такие как прецизионные углы ванны, соединяющиеся заподлицо с краями рамы, подчеркивают идею совершенного минимализма.

С другой дизайнерской линией BetteLux Oval Couture элемент ванной комнаты становится жилым объектом. Первые ванны и раковины в текстильной обивке привносят жилой комфорт в ванную комнату и комфорт купания в жилое помещение. Корпусы ванн и раковин этой линии, которые являются вполне классическими, изготавливаются из глазурованной титановой стали, в то время как фартук ванной оснащается обивкой из текстильного водоотталкивающего и устойчивого к атмосферным воздействиям материала. Она элегантно соединяет уникальные преимущества глазурованной титаном стали с осязаемой фактурой текстильного материала и комфортным внешним видом.

Таким образом, своеобразие форм сантехнических предметов и особенно необыкновенная изменчивость и приятная на ощупь мягкость материалов, из которых они сделаны, обеспечивают в современной ванной комнате не просто очень высокий уровень комфорта, а уже новую степень релакса, когда задержки в этом помещении можно рассматривать как проявления более глубинных потребностей человека, нежели уют и комфорт, связанных в потребности празднества и свободы от повседневных обязательств, коими обычно награждает нас труд.

VII.

Любопытно, что контакт с водой теперь может достигаться и путем бесконтактности, то есть предельным упрощением доступа к воде, причем уже не только в стенах своего дома, но и в местах публичных, приближенных к функционированию человека. Теперь уже не нужно ждать возвращения домой, чтобы обеспечить себе общение с водой. Вода сама как бы следует за человеком, за его деятельностью. Правда, это общение с водой носит пока больше гигиенический характер, но реалаксирующие свойства воды, уверены, со временем тоже будут востребованы.

Группа Geberit представляет новую систему электронных бесконтактных смесителей для общественных санузлов и гостевых зон. Новые электронные смесители с бесконтактной активацией – это удобное и гибкое решение для умывальников в общественных санузлах. Они обеспечивают существенную экономию воды и сокращают затраты на поддержание чистоты и обслуживание.

Современные очертания смесителей Piave и Brenta созданы в лондонской студии известного промышленного дизайнера Кристофа Белинга. Глянцевая хромированная поверхность и компактная конструкция позволяют им гармонично сочетаться с любыми раковинами и делают их универсальным инструментом в руках проектировщиков и дизайнеров интерьеров.

Смесители Brenta и Piave представлены в версиях для установки на стену и на раковину. Модели с настенным креплением предлагаются в двух размерах – длиной 170 и 220 мм, и удобны тем, что не занимают место на умывальнике и облегчают его содержание в чистоте. Версия с креплением на умывальник имеет приподнятый выпуск смесителя, предоставляя больше свободного пространства для мытья рук.

Для удобства заказчиков на выбор предлагаются модели смесителей с внутренней и наружной регулировкой температуры воды. Есть также специальные варианты для подачи холодной или предварительно смешанной воды.

В целях максимальной гибкости применения данная система смесителей имеет три варианта электроснабжения: питание от сети, от встроенных батарей или от собственного электрогенератора, работающего от потока воды.

VIII.

Свет нельзя изобрести заново. Но можно улучшить его эстетику и практичность для нового применения. Именно это сделали специалисты компании KEUCO в инновационном зеркальном шкафу для ванной комнаты серии Royal L1 с тремя современными светодиодными источниками света и абсолютно новым, умным вращающимся регулятором света. Таким образом, вы можете создавать подходящую световую атмосферу в ванной комнате для каждого случая. Новое, невидимое освещение, размещенное под корпусом шкафа над умывальником, также превосходно освещает смеситель. А встроенное настенное освещение создает неповторимую ауру около зеркального шкафа. Все три источника света отличаются крайне высокой яркостью освещения и точностью передачи света.

IX.

Как мы видим, занятость человека работой в последнее время заметно сократилась и продолжает сокращаться. И теперь актуальным становится вопрос, чем заниматься в освобождающееся от работы время? Как реализовывать свое естественное право на лень? Понятное дело, что прислушиваться к советам Поля Лафарга, доказывающего, что лениться для себя значительно приятнее и полезнее, чем работать на чужого дядю и приумножать капитал какому-нибудь олигарху, мы на практике не станем. И проблема занятости в свободное время не решится сама собой. В ближайшее время ее активно будут решать самыми разными способами с привлечением огромных инвестиций в эту отрасль, где реализуется законное право человека на лень. И создание современной ванной комнаты, где человеку суждено будет подолгу оставаться на верху блаженства и празднества,– один из таких примеров и способов.