кухни и ванные комнаты вконтакте facebook кухни и ванные комнаты instagram кухни и ванные комнаты поиск по сайту

издается с августа 1998 года
Четверг, 01 Сентябрь 2016 19:45

Исследование интенциональности при выборе кухонь

При выборе кухни нам не обойтись без так называемых «интенциональных переживаний». Правда, переживать мы будем как бы в обратом логике порядке, то есть не подниматься от эмоций к абстракциям, а, наоборот, снисходить от универсалий к конкретным образцам, к единичному. Допустим, вам нужна кухня. Уже в самом таком неопределенном желании просматривается интенциональность. Кухня действительно нужна, но мы не сможем ее приобрести до тех пор, пока будем воспринимать ее так обще и так отвлеченно. Потому что кухни в понимании как кухни вообще, в принципе, в реальности не существует. Чтобы увидеть кухню, потрогать ее своими руками, необходимо снизойти с отвлеченного (в данном случае интенционального) желания к конкретной кухонной модели. Тут как раз и начинаются проблемы с выбором. Дело в том, что образ кухни, сложившийся под воздействием отвлеченного желания, имеет в нашем сознании достаточно устойчивую конфигурацию, с которой мы обязательно будем сравнивать реально наблюдаемые модели. И, как правило, наблюдения расходятся с нашими представлениями.

Исследование интенциональности при выборе кухонь febal

I.
Примерно десятьпятнадцать лет назад производители кухонь блестяще решили сию проблему несоответствия желаемого и реального, произведя соответствующий коррелят. Выставляемые в салонах модели перестали восприниматься в окончательном виде. Скорее, они превратились в образцы, глядя на которые потребители стали корректировать свои желания. В итоге мы уже имеем дело не просто с кухонными салонами, а с кухонными студиями, где учитываются пожелания клиента.

Исследование интенциональности при выборе кухонь snaidero

Если бы я был владельцем такой кухонной студии и был заинтересован в том, чтобы его посетители не только просматривали мимоходом выставленные образцы, но и приобретали их в собственное пользование, я бы принимал на работу менеджеров по продажам, которые, собственно, и предлагают покупателям эти образцы только после того, как они выскажут свои соображения относительно прочитанного в книге «Теории интенциональности в средние века», которую написал Доменик Перлер.

Исследование интенциональности при выборе кухонь bellagio

II.
 
Но вот что интересно. В то время как в целях успешной рекламы товаров растет интерес к пониманию интенциональности в самых разных аспектах, сам объективный предмет, в данном случае мы имеем в виду именно кухню, напротив, в визуальном плане стремительно избавляется от своей выразительной притягательности. Пример тому, недавно завершившаяся в Милане международная выставка «Eurocucine 2016». На выставке — абсолютное торжество современной кухонной стилистики с редуцированной прямотой форм и плоскостей, с кажущейся небрежностью обработки видимых поверхностей. В общем, зрелище не совсем привлекательное для любителей эффектных впечатлений. А в классической манере, где можно прочувствовать пиетет перед изысканностью барочных деталей, работают не более двухтрех итальянских производителей. Как будто формы, на которых в обязательном порядке отражается история человеческих успехов и заблуждений, начинают отвлекать и утомлять сознание. Как будто прошлое имеет значение сегодня только в том случае, когда оно сопряжено, имеет непосредственное отношение к текущему моменту.
 
Несомненно, в этом современном возвращении к наивной простоте кухонных форм без особого труда можно проследить отказ от традиционных ценностей в виде формально признанных пропорций. Но редукция кухонных форм, которую мы имеем возможность наблюдать в наши дни, не есть аналог примитивного возвращения к началу, которое свойственно всякому новому поколению. Упрощая формы, как бы избавляясь от них, кухонные гарнитуры параллельно усложняют свою технологическую составляющую. Иной раз возникает даже впечатление, что формы уступают место функциям.
 
Мода берет верх над желаниями. Производство упорно навязывает нам одномерность потребления. Но это не самое главное. На наших с вами глазах, при нашем с вами участии повсеместно, и особенно это чувствуется на кухне, происходит подмена нашей интенциональности. То есть наши сложившиеся представления об уюте на домашней кухне методично разрушаются предложениями иной комфортности, иной ценности. Но не будем впадать в потребительскую депрессию. Ценности тоже не вечны. И любовь к формам сегодня — чистое ретроградство!
 
III.
 
Единственным поставщиком кухонь для нового роскошного многофункционального высотного жилого дома в Майами, на самом берегу океана, стала компания SNAIDERO, которая добилась этого заказа благодаря новому взгляду на кухонную мебель, предложенному международной архитектурной фирмой Arquitectonica. Сами производители презентовали дизайн новинки как дополнение к «пляжу дюны и волны океана». Сказано красиво, хоть и малопонятно. Однако даже беглое знакомство с этой кухней устраняет недопонимание. Кухня явлена нам в изначально смонтированном виде без примеси эксплуатации, что позволяет нам знакомиться с ней в чистом, платоническом виде, где визуализированные идеи всего лишь подразумевают возможные эмоции.
 
Можно многое сказать о доведенном до абсолюта минимализме, когда лишь сдержанное противостояние цветов, слегка напоминающих серый и бежевый, может свидетельствовать о вулканической стихийности процессов, породивших это пространство и допускающих их появление здесь вновь. Кухня ведь все-таки — место, не чуждое для возникновения очень высоких температур. Но пока пространство отдыхает от стихийности и жарких фантазий.
 
Сказать, что подобный интерьер красив или он вдохновляет на кулинарные подвиги,— это значит ничего не сказать, спрятать свое мнение за комплиментом. Как нам кажется, представленная компанией новая кухня обладает красотой чистого листа.

Исследование интенциональности при выборе кухонь leicht

Никто не может сказать, что он красив, так же как никто не станет утверждать, что он не красив. С моей точки зрения, красоты в чистом листе больше, чем иных неположительных эмоций. В реальности же его красота даст о себе знать только вследствие реализации на нем последующей программы. На таком листе можно написать и строки о «чудном мгновении», и примитивную кляузу. Как будет в дальнейшем реализоваться на этой кухне кулинарная программа, личное дело ее владельцев. Что же касается нас, сторонних наблюдателей, то данная интерпретация кухонного пространства с архитектурными приемами интересует нас в плане так называемой «хиральной чистоты». Нам будто бы предлагается некое возвращение к истокам. И необходимость переосмысления традиций. Естественно, с заменой интенциональности.
 

Исследование интенциональности при выборе кухонь scavolini

IV.
 
Компания SCAVOLINI, тоже выигравшая своеобразный тендер на обустройство кухнями другой роскошной американской высотки, расположенной уже в НьюЙорке, менее радикальна в отношении к традициям. Даже можно сказать, что их новая кухня Evan Joseph, One West End в некотором смысле есть продолжение и развитие с помощью современных средств узнаваемых подходов и решений этого помещения. Сделанная «на заказ» кухня удивительным образом интегрирует роскошь, элегантность и функциональность в уникальный продукт, который разработан, чтобы удовлетворить потребности и соответствовать образу жизни сложной целевой аудитории. Конструкции из орехового дерева, которое используется для обустройства жилищ неофициальных советников американского президента, сочетаются с закаленным матовым стеклом цвета шампанского и стальным кухонным островом.
Вроде бы все материалы, традиционно используемые на кухне: и дерево, и стекло, и металл. Правда, их обработка доведена до совершенства, и потому их сочетаемость воспринимается уже не просто как гармония, а как эксклюзивность.
 
В комплексе же всех элементов данная кухня тоже не слишком отстраняется от общепризнанных традиций. В ней есть что-то земное, естественное, узнаваемое. И в ее присутствии не хочется отвлеченно размышлять. Хочется побыстрее приступить к действу, называемому готовка еды, таинству возникновения вкуса. Однако и на этой кухне при определенной вживаемости в нее чувствуются результаты непривычной генной инженерии. В частности, сначала слегка смущают «рослые» как на подбор и задраенные как корабельные люки во время шторма вертикально возвышающиеся шкафы. Они элегантны, но отнюдь лишены желания понравиться своим владельцам. По внешнему виду даже трудно определить, что скрывается за дверкой такого шкафа: техника, мелкая бытовая техника, посуда с утварью или запасы продуктов на «черный день». Обаяние же этой кухни — не во внешнем виде, не в статике. Ощущения изменятся, когда кухня придет в действие, которое в душе так торопит каждый ее обладатель. Окажется, что шкафы — это трансформеры, которые преображают пространство благодаря лишь легкому прикосновению. И тут уже не важно, как выглядит ваша кухня. Главное, что она может! Начинается погоня за возможностями. Как у обладателей сотовых телефонов.
 
V.
 
А вот наши производители кухонь не особенно балуют нас своими новинками. Новые модели зачастую — это ремейки моделей прежних, полюбившихся потребителям. Естественно, созданных по новым лекалам, с новыми технологиями, из новых материалов. Почитайте сайты наших производителей! О дизайне почти ни слова. Да и какой может быть дизайн при таком курсе евро?! Но в принципе дело даже не в соотношении курса валют. Как мы видели на предыдущих примерах, «гении кухонного дизайна» — итальянцы сегодня тоже не блещут впечатляющей новизной линий и пропорций. Дизайн сегодня — это пока ненаписанная глава в книгу под названием «Ретромания».
 
И производители, и потребители нынче проявляют интерес в совершенно ином плане. Спор идет не о формах, а об использовании на кухнях, прежде всего, современных технологий и современных материалов. Я уже не говорю о тренде встраиваемой техники, которая теперь в принципе определяет комфорт и даже пригодность самой кухни. Современные технологии — это специфика фурнитуры и механизмов, способных видоизменять внешний вид кухни в зависимости от того в каком состоянии она пребывает: в рабочем или интерьерном. Подобные механизмы у нас в стране, к сожалению, не делаются. Вот и получается, чем больше механизмов, которые и делают кухню современной, тем дороже она стоит.
 
О материалах разговор особый. Поскольку у большинства кухонных моделей современной направленности нет ручек для открывания дверок, которые приходится открывать с помощью нажатий и прикосновений, то и запросы к материалу на фасадах специфические, повышенные. Надо, чтобы на них не оставалось следов пальцев. Надо, чтобы они были приятны на ощупь. И такой материал уже есть. Он у нас по тактильным соображениям называется «велюром». Так что, если будете покупать новую кухню, не забудьте попробовать, из какого материала она сделана. Главное, чтобы этот материал был приятным на ощупь!
 
VI.
 
Теперь напрашиваются выводы и обобщения. В соответствии со средневековыми представлениями об интенциональности, которые допустимы и актуальны и в наши дни, получается, что так называемое «интенциональное бытие» располагается между чувственным и интеллектуальным бытием. Поэтому выход на него возможен как с одной стороны, так и с другой. Более того, некто Авреол показал, что интенциональный объект проще образуется в интеллектуальном акте, чем в чувственном, поскольку мы можем направлять мышление даже на то, чего не существует в данный момент. Тем более что мышление вообще возможно лишь как мышление, направленное на что-то.

Исследование интенциональности при выборе кухонь

Был такой китайский мудрец Конфуций, который, как вы помните из фильма, говорил, что очень трудно искать в темной комнате черную кошку, тем более если ее там нет. Черная кошка — это тот самый интенциональный объект, который возникает всегда, когда мы пытаемся найти что-то реальное исходя из универсальных представлений. Но именно так мы поступаем, когда выбираем кухню. Мы приходим в кухонную студию уже не просто зная, что нам нужна кухня. Мы даже знаем о том, какого, к примеру, стиля и цвета она должна быть. Иначе говоря, мы начинаем выбор с абсолютно готовой формы. Но при этом нам надо давать себе отчет в том, что именно такой совершенной, с нашей точки зрения, кухни как раз в реальности и не существует. Чаще всего, если исходить из этих позиций, даже так случается, что мы всего лишь верим, что наши акты направлены на предметы в мире, тогда как в действительности и на самом деле они направлены исключительно на галлюцинации или на продукты фантазии.
 
В общем, выбирая сегодня кухню, мы слишком зависим от формальных признаков, продиктованных нашими чрезмерно обобщенными традиционными представлениями о предмете. И эта традиционность, поиск узнаваемого мешают нам с выбором. Поэтому, говоря о смене интенциональности, мы, прежде всего, имеем в виду смену подхода: чаще надо доверять эмоциональному, чем разумному. Да и производители кухонь того же мнения. В своих новых образцах они методично разрушают наши сложившиеся представления о кухонных формах, упрощая их до невозможности восприятия.

Исследование интенциональности при выборе кухонь arpa

VII.
 
И это не какой-то модный стилистический всплеск типа появления барокко или минимализма. В современном кухонном пространстве меняется сама парадигма кухни. Формы кухонных гарнитуров, какими бы они ни были продвинутыми и эффектными, перестают иметь определяющее значение при выборе. Становятся более важными функциональные возможности новых кухонь. И это закономерно, поскольку на кухню приходят не мебелью любоваться, а готовить еду. И, соответственно, тут нужна не поляна с лебедями, а исправно работающая машина. Слов нет, на эстетически совершенной кухне, естественно, и еду приятнее готовить. Но дело в том, что наша любовь к эстетически рафинированному прекрасному, к формальному, к видимому, которая досталась нам по наследству, по завещанию от былой европейской образованности, в настоящее время лишь заслоняет собой перспективу и мешает видеть новое.
 
Функционализм современной кухни, как и иное новое, тоже рождается в муках. Появляется то, что пригодится, появляется и то, что не нужно. И нам надо уметь рассматривать свою выгоду без всяких рациональных шор, а как и положено в начале пути, с открытой эмоциональностью. Однако получается, что груз традиционных представлений не дает ходу действительному проявлению эмоций. Эстетика мешает технологиям. И что в таком случае делает природа? Когда мудрая змея вырастает из прежней кожи, она просто сбрасывает старую форму. И приобретает новую.
 
Но, к сожалению, интенциональные кухни, которые бытуют в наших представлениях, значительно более долговечны, чем кухни реальные. Случается так, что кухонь, о которых мы грезим в своей ностальгии, уже нет и быть не может на самом деле. А мы мечтаем. Так не лучше ли просто без всякой мечтательности зайти в кухонную студию?! А там посмотрим!