кухни и ванные комнаты вконтакте facebook кухни и ванные комнаты instagram кухни и ванные комнаты поиск по сайту

издается с августа 1998 года
Вторник, 27 Март 2018 09:36

Модернизм как архаизм

ОРИЕНТИРЫ ДЛЯ ФАНТАЗИЙ.

Сегодня когда архитектурные стандарты квартир слишком разнообразились, то и кухни преимущественно стали заказными, индивидуализированными. И кухонная модель сейчас – это всего лишь ориентир для фантазирования дизайнера и заказчика

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

  Когда нынче я вижу редкую рекламу наших кухонь по телевизору, которая скоротечна до такого мгновения, что в ней ничего нельзя разглядеть и понять, кроме скидки в 50 %, мне почему-то в этот момент всегда вспоминается печальная повесть-притча Кира Булычева «Поселок». Вспоминается именно в той трагической последовательности, когда в общем-то умные изобретательные люди, покорители иных планет терпят катастрофу в одном из возможных миров и, чтобы выжить, организуют свой поселок. И вот тут-то происходит самое страшное. Отрезанные от любого контакта с цивилизациями, замкнутые сами на себе, они начинают стремительно и неотвратимо деградировать.

Экономические санкции в некотором смысле тоже подразумевали подобную изоляцию и деградацию нашей экономики. Можно, конечно, спорить об эффективности таких санкций. Но целясь в естественных динозавров нашей экономики, Запад как всегда попал в самых незащищенных: мелкий и средний бизнес. И теперь мы просто безучастно наблюдаем за тем, как извиваются в предсмертных судорогах экземпляры нашей родившейся, но еще не окрепшей мебельной промышленности, в частности производств, занятых выпуском кухонных гарнитуров. Вроде новоселья случаются, и потребность в новых кухнях есть, вроде и кухни эти где-то выпускаются, но на самом деле при разговоре о наших кухнях нам не обойтись без странного слова «вроде», которое, хотя и имеет намек на действительность, все-таки более склонно к объяснению виртуальных событий, к трактовке желаний в виде неосуществленных проектов.

 

I.

В свое время, в первое десятилетие нынешнего века, когда кухни расцветали, как цветы в китайских пословицах, производители отечественных  кухонных гарнитуров всеми способами стремились воспроизвести в своих вещах нечто особенное, свое, то, что, по их мнению, притягивало  к себе потребителей и потому казалось довольно перспективным. Одни производители делали упор на стилистике подражания итальянцам, другие – на немецком прагматизме, третьи – на национальной самобытности, четвертые – на использовании современных технологий и станков, пятые – на вариабельности своих моделей и так далее. В общем, то было время исключительного разнообразия, для которого не хотелось находить общего знаменателя.

Сегодня поисковая система кухонной оригинальности существенно упрощена как со стороны возможностей производителей, так и со стороны пожеланий потребителей. Поскольку архитектурные стандарты квартир слишком разнообразились, то и кухни преимущественно стали заказными, индивидуализированными. И кухонная модель сейчас – это всего лишь ориентир для фантазирования дизайнера и заказчика. Казалось бы, удаление архитектурных стандартов, напротив, должно было породить всплеск персональной оригинальности. Но случилось как раз наоборот. Избыточная личная свобода в творчестве породила новые непреодолимые стандарты, вызванные уже не эстетическими предпочтениями и технологическими возможностями, а всего лишь финансовыми инсинуациями.

 

ОТ ЭСТЕТИКИ – К ФИНАНСАМ.

Избыточная личная свобода в творчестве породила новые непреодолимые стандарты,

вызванные уже не эстетическими предпочтениями и технологическими возможностями,

а всего лишь финансовыми инсинуациями

 

 

Поговорите с практикующими дизайнерами! Нет, никто с порога не отказывается от стилистической изысканности. Но в ходе реализации большинства проектов непременно выясняется, что заказчик тяготеет к прагматизму упрощения, как к удобству, с преднамеренной наивностью доказывая актуальность подобной экстраполяции, которая якобы распространяется с кухонной техники на кухонную мебель. Причем это упрощение носит не случайный, а систематический характер, позволяющий нам говорить об устойчивом тренде.

Другим трендом отечественных кухонь, если верить аналитикам кухонной моды, является потребность в натуральных материалах. И тут на ум сразу же приходит дерево. Причем не просто дерево, а дерево в сочетании с белым цветом, что придает пространству неизменную атмосферу праздника. И как ни странно, на ум сразу же приходит такая технологическая операция, как патирование – специфический процесс искусственного старения.

II.

При всем многообразии предпочтений, царивших тогда, полтора десятилетия назад на кухне, их так или иначе можно было свести к двум основополагающим направлениям. Мы имеем в виду классику и модерн, отношение между которыми можно свести к незатихающей борьбе старого с новым, сохранению с преобразованием индивидуального с универсальным, национального с имперским, в общем, к не преодолеваемому противоречию прошлого с будущим. К сегодняшнему дню модерн в заказах явно превалирует над классикой. То есть будущее, куда обращен модерн, более интересует, чем классика, извечно отсылающая нас к прошлому.

Со стороны может показаться, что модерн непрестанно развивается, а классика неподвижно тяготится сохранением форм. Но это не так. И классика активно пополняется инновациями. Возможно даже, что именно в классике, обращенной в прошлое, сейчас происходят более значимые события, чем в модерне. И мы поговорим об этих событиях.

Археологические раскопки не предполагают, что выкопанные из прошлого любопытные артефакты без предварительного переосмысления сразу же интегрируются в современные представления о красоте. Взятый сам по себе артефакт, как отдельный элемент, можно по разному встраивать в современную кухню. С одной стороны, можно вокруг него творить пространство, подчеркивая его особую энергетику, которая помогла факту пережить другие вещи, можно и по-другому – использовать этот артефакт всего лишь как частное украшение, уже не как элемент дизайна, а как элемент декора, освобождая его от избыточной смысловой нагрузки.

И при этом надо понимать, что использование подобных артефактов архаического звучания на кухне – уже отнюдь не дань традициям, а определенный интерес к более далеким, чем традиционные, временам. Чувствуете разницу между традицией и архаикой? Традиция бредит сохранением, а архаика – возрождением. Европейский ренессанс начался именно с извлеченных буквально из земли артефактов античного мира. Конечно, изначально их пытались встроить в соборную архитектуру средневековья. Но потом быстро сообразили, что при определенном комбинировании этих артефактов может получится совершенно иная действительность, иное пространство, иное время, которое потом назовут Возрождением. Пока это только предположения, но кто знает, кто знает.

ТЯГОТЕНИЕ К УПРОЩЕНИЮ.

В ходе реализации большинства проектов непременно выясняется, что заказчик тяготеет к прагматизму упрощения,

как к удобству, с преднамеренной наивностью доказывая актуальность подобной экстраполяции,

которая якобы распространяется с кухонной техники на кухонную мебель

 

 

 III. Самый большой магазин кухонь в Москве «Кухни-Парк», который располагается на 71-м километре МКАД, в числе приоритетных предложений выставил на продажу кухню под названием «Сказка белая». Данный гарнитур изготовляется на заказ. Материал для фасадов: массив береза/бук/, ясень на выбор. 10 разных фрезеровок. 30 цветовых решений с патиной и без.

Сама по себе модель в классическом стиле любопытна и практична. Практична в ней даже белизна с имитацией прожилок натурального дерева, что придает модели эффект не выставочного образца, а просто частоты эксплуатации в сочетании с чистотой. Специфика дизайна отдельных ее элементов отсылает ассоциации дальше традиционных восприятий, куда-то вглубь веков, в сказочные времена. А подсветка верхних шкафов, вообще, создает впечатление пребывания в тереме.

Можно было бы порассуждать о многих достоинствах этого тонкого декоративно-прикладного намека на удобства и радости русской зимы, характеризуя данный экземпляр как своевременный образец нашего подлинного и оригинального кухонного дизайна, сравнивая его с триумфом «Русских сезонов» Дягилева в Париже сто лет тому назад, но, полистав поисковики Интернета, сразу же понимаешь, что это своеобразие не столько творческое откровение, сколько устоявшийся тренд. Производители кухонь, особенно в областных центрах, сейчас как будто соревнуются между собой в производстве недорогих «сказок» для кухни. Появились кухни «Лебеди», кухни «Богатыри» и кухни прочих положительных сказочных персонажей. И в принципе их названия не смущают. По крайней мере «Богатыри» нам ближе, чем какие-нибудь «Афродиты» или «Бритни». Утомили женские и заграничные имена в названиях наших кухонь. И тут русское сказочное вчера как нельзя сегодня – достойная замена. Радует и то, что в нашей сказочной, дотрадиционной действительности дизайн в его классическом понимании, как основы уюта и эстетического здоровья, всегда считался выше всяких инноваций, которые торопятся к нам привнести вечно изобретательные немцы. Сказочность тем более, это то особое возвышенное состояние русской души, где все делается «по моему хотению и по щучьему велению», где скатерть-самобранка заменяет абсолютно всю линейку бытовой техники на кухне.

ПРАКТИЧНАЯ БЕЛИЗНА.

В модели этой кухни практична сама белизна. Сама по себе модель в классическом

стиле любопытна и практична. Специфика дизайна отдельных ее элементов

отсылает ассоциации дальше традиционных восприятий, куда-то вглубь веков.

То есть это как бы не выставочный образец, а кухня на которой готовят уже долгое время

 

 

Однако не станем утомлять себя самолюбованием. Обращение к архаике в дизайне, тем более если это касается таких вещей, как кухни, всегда носит поверхностный и отвлекающий характер, чтобы с помощью чудодейственных форм и красок, присущих русскому терему, соседствующему с цыганским табором, скрыть примитивность содержания и отсутствие энергетики идей, поддерживающих структуру внутренних пространств. Иначе говоря, за фасадами многих наших кухонь нет ничего особенного, свидетельствующего о новом уровне удобства функционирующей кухни. Кухня для нас по-прежнему, в ощущениях, остается показной и статусной. Дизайн призывается, чтобы активировать привлекательность внешних форм без их всякой связи с появляющимися инновациями. Можно даже сказать, что нарочитое внимание дизайна к перманентному совершенствованию функционирования есть отличительная черта наших кухонь. И сказка тут, как ни жаль, не добрым молодцам урок, а элементарная показуха, «потемкинская деревня». Дескать, пришел гость на кухню и сразу увидел, что мы на ней не лаптем щи хлебаем.

IV.

Возможно, экостиль и не является стилистическим мейстримом современных кухонь от наших производителей. А мейстримом на кухнях в будущем сезоне будет так называемая разумная эклектика, которая невозможна без определенного лейтмотива. Суть такой эклектики сводится к следующему. Берется один стиль, а потом к нему дозированно добавляются другие. И экостиль, как ни странно, может претендовать и уже претендует на некую локомотивность, цепляя за собой вагончики другой стилистики. Именно этот стиль каким-то странным подсознательным образом ассоциируется с нашей русскостью, так же как с ней ассоциируются хохлома и гжель. В основе этого стиля, если не вдаваться в ненужные подробности, значится широкое применение массива натурального дерева. Конечно, применение натурального дерева на кухне это более экологично, чем использование любых эрзац-материалов, которыми сегодня масштабно грешит всякий производитель мебели. Тем более использование массива дерева на кухне концептуализируется как «приближение к жизни», как усиление ее вещественности. Есть в таком подходе и свой патриотический мессендж, поскольку дерево в данном случае может пониматься как исконное произведение земли русской, идеально подходящее на актуальную роль в нашумевшем спектакле импортозамещения.

 

КАК В СКАЗКЕ.

Производители кухонь, особенно в областных центрах, сейчас как будто соревнуются между собой

в производстве недорогих «сказок» для кухни. Появились кухни «Лебеди»,кухни «Богатыри»

и кухни прочих положительных сказочных персонажей.

 

 

 

 

 

Правда, тут есть и другая сторона экологической медали: не получилось бы у нас с деревом на кухне, как получилось на кухне с черной икрой. Десятилетиями мы гордились тем, что у нас много натуральной черной икры, и она существенно отличается от икры искусственно разводимых осетров. И что теперь? Натуральное исчезло в заводях браконьерства, а искусственное появиться не может, поскольку у нас нет культуры соответствующих питомников.

Вот вам и национальная гордость! «Петрушка» какая-то получается!

Подражание эклектике Стравинского, причем неумелое, когда нечто простонародное, варварское, недоделанное и даже недодуманное берется за основу как натуральное, комбинируется между собой, и потом выдается «на гора» как своеобразное, однозначно истинное и изначально нам присущее, а именно так можно понимать современную любовь наших производителей кухонь к экостилю, по меньшей мере можно считать результатом затянувшейся технологической, дизайнерской и, главное, финансовой несостоятельности. И никто не хочет понимать, что, вообще-то, использование цельной древесины при строительстве кухонных гарнитуров в массовом порядке есть какой-то варваризм, глубочайший атавизм, присущий культуре производства еще не усвоившего фольклорные азы. То есть мы имеем в виду ту досказочную эпоху, когда дерево на кухне использовалось преимущественно как дрова для костра, и люди еще не подозревали, что из него, из дерева, также можно делать обеденные столы.

ПРИМЕР С ТЕХНИКИ.

иКухонная мебель сейчас берет пример с кухонной техники. 
То есть избавляется от лишних форм, которые,

концентрируя на себе внимание, отвлекают от прямых и более важных задач кухни от функционирования, от удобства приготовления блюд

 

 

И что тут удивительного?! Деревьев у нас в стране так же много, как нефти и газа! Хватит надолго! Так зачем же измышлять опять велосипед? К чему новые технологии, тем более что денег на них нет? Мы и на старых запасах проживем.Мастера-краснодеревщики всегда найдутся и отличный материал для кухонных гарнитуров тоже в достатке. Это они, на Западе, пусть придумывают разную там фурнитуру, которая будет открывать дверцы от легкого касания

локтем.Ну а дверцы-то мы и сами сделаем,и будут они считаться нашими, отечественными. И экостиль здесь – только повод поразмыслить о современных делах во всем нашем кухнестроении и, вообще, в нашей экономике. Исчезает жилка изобретательности, если что и придумывается, то придуманное страшно далеко от возможностей отечественного производства, которое всецело переориентировалось на беззастенчивую эксплуатацию природных ресурсов. А зачем нам другая ориентация? Пример подает правительство. И мы будем следовать его примеру. А между тем не готовность к изобретательству можно интерпретировать как скрытую неуверенность в собственном культурном и технологическом статусе. Да и возвращение к дофольклорным, былинным временам – лучшая гарантия от всех революционных преобразований. Ведь в сказках революций не бывает! Не перепутать бы только с учетом нашего исторического опыта в своих опасениях социологию и технологию!

Хотя надо признать, что архаизм как прием, дающий простор фантазиям в упрощениях до примитивизма, в наши дни представляется не просто актуальным, но и перспективным. По крайней мере, в нем прослеживается желание сказать что-то с помощью форм. А из желания, как мы знаем, и рождается будущее.

V.

 Однако что мы можем противопоставить со стороны будущего в пользу современности, в противовес классике с ее неожиданной модой на архаику – этому художественному перевороту, бесцеремонно перекапывающему погосты, известному под названием Возрождение, кроме кислого симбиоза практичности и комфорта, который якобы должен выражать этот вечно неудовлетворенный самим собой и своей лаконичностью стиль модерн?! При всей своей расширенной популярности модерн явно не в дизайнерском ударе. Его попытки породить действительно что-то новое увязли в логических и смысловых неопределенностях минимализма. Избегая избыточности, минимализм лишил себя внутренней роскоши, без которой невозможен пафос присвоения с целью обладания. А в нашем отечественном исполнении минимализм откровенно вырождается в муторную тактику экономического упрощения, которое сегодня и преобладает на необъятном поле всего модернизма.

И тут есть приемлемое объяснение. Дескать, кухонная мебель сейчас берет пример с кухонной техники. То есть избавляется от лишних форм, которые, концентрируя на себе внимание, отвлекают от прямых и более важных задач кухни от функционирования, от удобства приготовления блюд. Возразим так. Кухня в нашем, русско-татарском, понимании никогда не была бездушной немецкой машиной, она и сейчас для нас остается прежде всего местом общения, а уже потом местом, где принимают пищу. И посему, несмотря на явный уклон в сторону кухонь стилистики модерна, где и лофт, и хай-тек, и индустриализм, и многое прочее, считаем, что на кухне классика нам исконно ближе, и потому забывать ее, списывать со счетов нам не следует.

Кроме того, если принимать в расчет актуальную тенденцию разумной эклектики на современной кухне, то мы уже не можем четко и гипертрофированно разделять классику с модерном. Диффузия вкусов потребителей зашла так далеко, что элементы классики и модерна уже давно гармонично могут сочетаться в рамках одной кухонной модели. И определенно уже нельзя сказать, что это именно: классика или модерн? Тут как посмотреть на эту модель, обладающую эффектом Дали. Помните, если посмотреть на одну из известных его картин под определенным ракурсом, то мы увидим портрет американского президента, а вот под другим ракурсом на той же самой картине мы видим интимные подробности женского тела на морском берегу. Такие вот трансформации происходят с нашими кухнями.

VI.

А что же наши учителя в кухонном ремесле, итальянцы? Какие образцы они сейчас предъявляют для подражания? Видел я недавно их новинку от Pininfarina. Заказ на изысканность, конечно, чувствуется. Но изысканность они понимают уже по-другому, не по-нашему, как вечный модернизм, как вечное преобразование. Акцент у них смещается со стороны формы на сам процесс. Но это уже иная история, иная эстетика.

ТРИ КАЧЕСТВА КУХНИ.

По мнению итальянцев, сейчас, чтобы кухня стала красивой, современной, удобной, притягательной и прочее,

необходимы при ее задумке и реализации всего три компонента, точнее, как минимум, три. 


Это комбинирование технических инноваций, внимание к деталям и высокое мастерство

Нас же в этой истории в данном случае интересует не столько образ или образец, как хотите, а непосредственно сама техника исполнения заказа. То есть сумма тех качеств, которые прежде всего необходимы мастеровому, чтобы наилучшим образом учесть пожелания потребителя при выполнении его заказа. По мнению итальянцев, сейчас, чтобы кухня стала красивой, современной, удобной, притягательной и прочее, необходимы при ее задумке и реализации всего три компонента, точнее, как минимум, три. Это комбинирование технических инноваций, внимание к деталям и высокое мастерство.

VII.

Интерес к архаике в стилистических рамках наших кухонь, возможно, сейчас слегка и гипертрофирован, преувеличен в нашем пожелании. Но что иное мы можем выдвинуть в данном плане? К техническим инновациям на кухне наше производство, слава Богу, отношений не имеет. А вот в качестве внимания к деталям мы уже можем предложить потрясающие артефакты из нашей сказочной старины. Глядишь, и получится у нас на кухне так же, как получилось сто лет назад с иконами! Тут главное по-умному и своевременно обращаться с неизученной нами архаикой! Что же касается мастерства, то на сей счет у нас пословиц хоть отбавляй! Типа «не боги горшки обжигают» и «не лаптем щи хлебаем».

В общем, развиваемся. И если так и дальше дело пойдет, то скоро будем встречаться действительно на сказочной кухне. Причем не в переносном смысле, как сейчас. А в самом прямом. Сказочном. Сказка – это ведь тоже спорный вопрос. И никогда не поймешь, когда именно мы жили в ней. Раньше? Сегодня? Или мы только собираемся жить в сказке? А прошлое и настоящее – это лишь присказка.          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « Победители конкурса «КУХНИ И ВАННЫЕ КОМНАТЫ. 2017»