кухни и ванные комнаты вконтакте facebook кухни и ванные комнаты instagram кухни и ванные комнаты поиск по сайту

издается с августа 1998 года

Стиль и дизайн

Четверг, 31 Январь 2019 08:43

Доступ к еде. Без накопления форм

Доступ к еде.  

Без накопления форм

«Не бывает такой формы, 
которая могла бы остановить поток».

Платон

 

 Интерпретация, похоже, умерла. Никого больше не интересует, что я могу сказать о той или иной форме. Более того, никто не поверит в сказанное мною, потому что под другим углом зрения, под другим ракурсом, присущим любому человеку, форма того же самого рассматриваемого, то есть рекламируемого, предмета, например кухни, может представляться совершенно инаково. Неудивительно, что производители кухонь уже давно перешли на продажу по образцам. Иначе говоря, вниманию потребителя предлагается некая модель, взятая за основу, которая потом дорабатывается с учетом пожеланий заказчика. Правда, у подобных доработок существуют свои ограничения, связанные с определенными стандартами производимых деталей. Но это уже тонкости, которые доходно объяснят вам в ходе работы над заказом.

Главное же состоит в том, что современные кухни индивидуальны по своей сути. И неповторимы, как облака в небе. Я бы не сказал, что этот запоздалый индивидуализм является свидетельством прогрессирующего модернизма или даже постмодернизма. Все эти измы – тоже дань ушедшим временам. Постмодернизм как-то попытался поспекулировать на прошлом, но быстро сообразил, что любая реконструкция – это неоправданно дорогая для потока затея. Проще заниматься конструированием конкретных желаний, полагая, что заказчик не слишком искушен в стилистике форм и не потребует от производителя чего-то сверхнормативного. В общем, модно сейчас работать с желаниями заказчика и унифицировать не формы, а желания, тем более что желание, как одно из самых энергетически емких виртуальных понятий, сравнительно легко поддается корректировке и сравнительно настойчиво поддерживает избранную форму. При правильных идеологических расчетах – это то, что нужно производителю.

I.

Казалось бы, перевод реальных объектов в сферу виртуальности, а именно так мы должны рассматривать конструирование кухни производителя с учетом пожеланий заказчика, существенно добавляет в проект концептуальной вариабельности и возможности толкования. Однако, как показывает опыт, интерпретационная свобода – это всего лишь изначальная идея, которая не получает нужного количества энергии вдохновения из-за жестких временных рамок реализации. Набор предоставляемых модулей, из которых и создается современная кухня, есть не что иное как использование готовых клише. Возможно, для заказчика в таком наборе и случается появление новизны, но производитель-то хорошо понимает, что он пользуется определенной последовательностью утвержденных клише. Таким образом, создание современной кухни, которое позиционируется как свободное совместное творчество заказчика, дизайнера и производителя, получается не чем иным как воспитанием желания в нужном направлении методом убеждения и переубеждения.

У производителя уже есть отработанный набор заготовок, и ему нет смысла, потакая любому капризу, проводить производственные эксперименты на своих станках. Посему использование клишированных деталей или, как их называют, производственных модулей требует больше ограничений в интерпретации. Желанию нельзя давать возможность растекаться по древу. И чтобы оно проявляло больше последовательности в заданном направлении, необходимо, соответственно, больше агрессивности в доказательности. Варианты возможны, но только с учетом клише.

Можно возразить, что подобное конструирование на основании образцов все равно допускает больше творческого разно­образия, чем уже готовые модели. Ну и что с этого? Заказчику предоставлен чуть более широкий выбор, но это ведь происходит посредством ограничения самого желания. Раньше мы могли выбирать из многообразия кухонь, представленных в каталоге или в салоне. Теперь это многообразие смещено в рамки одной кухни, где и рассматриваются предоставленные варианты. Выбрав образец и взявшись за его усовершенствование с учетом пожеланий, уже невозможно вернуться к началу процесса, время не позволит. Игра в наперстки тоже расширяет выбор.

II.

Процесс визуализации кухни, в отличие от возможности «просто посмотреть», придает рассматриваему объекту некую характеристику временного становления, не позволяющую пользоваться преимуществами моментальности. То есть в виртуалистике, в отличие от реальности, кухня перестает быть фактом и событием, она становится концептом. Иначе говоря, у нее нет видимости покоя, а есть только очередность состояний пребывания. И фокус заключается в том, что даже будучи произведенной, сконструированной, кухня не дается потребителю уже как бы в окончательном, завершенном виде. Будучи изготовленной и являясь концептом, кухня продолжает серии своих преображений уже на уровне эксплуатации.

На самом деле эти трансформации не являются преображениями как таковыми. Они приобретают значения функционирования. Уже объявлено, что на выставке Living Kitchen в Кёльне в январе 2019 года кухня будет рассматриваться не сама по себе, а в виде работающего пространства. Подобная перспектива существенно изменяет традиционные возможности интерпретации самой кухни как формы. Уходят в прошлое пространные толкования стилистики и статики взаимного расположения деталей, обеспечивающих удобство. Даже встраиваемая техника не может больше рассматриваться как отдельный элемент. Кухня становится не просто неким функциональным комплексом, а уже средой обитания. Поэтому споры о цвете либо же разговоры о количестве ящиков и шкафов теряют смысл в своем привычном, отвлеченном понимании. Они сопрягаются с идеей работающего пространства и посему не доступны для анализа как качества или элементы. Мы уже должны рассматривать кухню в ее связи с общим планом квартиры и дома, количеством проживающих людей и сочетаемостью их предпочтений. Понятное дело, что при таком количестве вводных величин невозможна критика качества в чистом виде. Да и чтобы увидеть объект, надо не просто смотреть, надо визуализировать, останавливать время, ловить момент.

Преимущества и ценности современной кухни, которые непонятны с первого взгляда, тоже надо рассматривать в совершенно иной системе координат. Например, скажем так, современная кухня должна обладать высокой степенью валентности.

III.

Представляя дизайн новых кухонь Hera, специалисты компании SNAIDERO позиционируют его весьма претенциозно, как шик. Этим обозначением они сразу же отодвигают в сторону интересующихся, но мало обеспеченных заказчиков. Далее следует пояснение «шика». Прежде всего, он возникает при добавлении современных акцентов, предназначенных для расширения функциональности. Плюс скандинавские ароматы, в основном за счет выбора материала. И очень характерное для пояснения стилистики современных кухонь уточнение: «Кросс-контаминация стилей настолько тонко выполнена, что трудно сказать, где заканчивается один, а начинается другой. В результате получается легкое, спокойное и шикарное настроение».

В этом уточнении показательно использование такого медицинского термина, как кросс-контаминация. Он носит определенный негативный нарратив, поскольку обозначает перекрестное заражение. Хотя сегодня, как мы знаем, отношение к свойству не закрепляется навсегда. Ясно, что применяя его, производители хотели указать на эклектичность стиля новой кухни. Но смысловой интенсивности в слове «эклектика» в данном случае им показалось недостаточно. Стили уже не соседствуют гармонично друг с другом, как это было совсем недавно, когда в моду входила та самая эклектика. Стили заражают друг друга, иначе говоря, гибнут в процессе этого невероятного соединения.

Таким образом, явленная нам конструкция не подлежит привычному ретро-анализу. Глядя на нее, мы не можем восстановить, какие стили и в каких пропорциях соединялись при производстве этой модели, так как изначальная стилистика была уничтожена перекрестным заражением. Да и зачем нам точная формула химического анализа этой конструкции?! Никто не будет в элементарной детализации повторять новый заказ. Создается не модель, а образец. Как тренд, как перспектива. И на основе этого образца, будут найдены другие пропорции и концентрации, которые сделают кухню еще современнее и еще экстравагантнее.

Поэтому я и не берусь рассуждать о стилистических особенностях представленной новинки. Когда в осадок выпадает соль, не знакомому с химическими реакциями алхимику очень трудно размышлять о том, что за щелочи или какая кислота применялись в этом опыте.

IV.

От теоретически высокой роскоши перейдем к практике повседневности обустройства недорогого жилья. Язык не повернется сегодня назвать так называемые некогда демократичные цены бюджетными вариантами. Ибо бюджетники сейчас, точнее, чиновники, то есть те, кто получает деньги из бюджета, а не зарабатывает их посредством своей предпринимательской деятельности, остались, пожалуй, последними потребителями кухонь. Об этом свидетельствуют и мебельные выставки последних лет, которые у нас проводятся. Их основные посетители – не выезжающие чиновники.

И основное требование к кухням подобного уровня – практицизм. Практицизм нынче многомерен. Возьмем, к примеру, новую колоритную модель минувшей осени «Андреа», предлагаемую нашей мебельной фабрикой «Стильные кухни». В этой модели в полной мере нашла свое отражение ведущая концепция производства – мебельная фабрика успешно воплощает в жизнь любые нестандартные решения. Что касается модели «Андреа», то ее рамочные фасады МДФ предлагаются в эмали глянец всех доступных цветов по каталогам Ral и ColorSystem. Широта выбора в данном случае – это попытка подстроиться под индивидуальное желание не слишком требовательного заказчика. Согласитесь, ведь если так и сразу предлагается на выбор вся цветовая гамма, то речь о цвете как стилистическом аргументе уже не идет. И, вообще, о стилистике новой кухни в интернет-пространстве практически ничего не говорится. От широты выбора следует стремительный переход к повышенной функциональности, которая также в духе современного практицизма. И, конечно же, обязательная ориентация на цену – за основу расчета стоимости взята прямая кухня 3 м. Никто не спорит, что в конкретной ситуации выбора продавец салона расскажет покупателю в подробностях о всех достоинствах этой удобной и практичной кухни, включая ее стилистические особенности, если, конечно, они будут интересны современному бюджетному покупателю. Некогда производители кухонь не без должного удовлетворения постоянно отмечали растущий интерес потребителей к моделям в стиле модерн по сравнению с кухнями классических стилей. Модерн и в производстве проще, и для потребления дешевле. Но можно ли называть стилем тенденцию упрощения?

V.

Прислушаемся к тому, что говорили эксперты накануне нового 2019 года. «Современный ритм жизни,– сетуют они,– диктует особенности создания максимально эффективных интерьеров. Эффективных тут надо понимать как практичных с незначительной претензией на эстетику. У современной хозяйки нет времени на приготовление сложносочиненных блюд со множеством ингредиентов и долгим сроком томления на плите, нет возможности начищать столовое серебро, да и сами приборы давно уступили место более практичным аксессуарам. На кухне должно быть не только удобно и комфортно, но и легко с точки зрения выполнения простейших рабочих процессов, любому домочадцу. Поэтому интеграция безопасных, высокотехнологичных и энергосберегающих бытовых приборов в системы хранения с максимально удобным расположением и содержанием является здесь приоритетной задачей для любого дизайна. И оформить кухонное помещение с высоким уровнем эффективности внешней привлекательности и эргономичности можно даже при наличии небольшого бюджета и в рамках небольшого по площади пространства». Акцент, как мы видим, делается на удобство, функциональность, ценовую доступность. Ну и дальше можно уже и о стиле. Современный стиль всегда был неким миксом из основных тенденций оформления, заимствованных в различных стилистических направлениях. Мейнстримом грядущего сезона будет так называемая «разумная эклектика». В качестве основы выбирается один стиль (чаще всего он наполнен лаконизмом и практичностью) и к нему весьма дозированно добавляются элементы из других форм стилистики для привнесения комфорта, уюта и эстетичности. Именно правильная дозировка элементов разных стилистических проявлений диктует успех создаваемого дизайна.

Одной из оригинальных тенденций современности становится смешение ультрасовременной техники и прогрессивных способов отделки с намеренно состаренными элементами или поверхностями. Старинный буфет может соседствовать с гладкими фасадами современного гарнитура, а самая обычная отделка – чередоваться с потертыми поверхностями, намеренно облупившейся краской. Не надо искать в сказанном претенциозного осуждения или критики. Мы имеем дело с тенденциями, изменить которые наше мнение не в силах.

VI.

Выставка LivingKitchen в Кёльне, которая нынче становится законодателем кухонной моды на европейском континенте, отодвигая с первых ролей витринный эстетизм миланских мебельных смотрин, уже ясно фиксирует мощные тектонические сдвиги потребительских предпочтений в процессах приготовления еды. Сдвиг этот также происходит в направлении от чистой эстетики к удобствам функциональности. Так, в пресс-материалах, рассылаемых специалистами выставки всем заинтересованным средствам массовой информации в качестве основных тем, достойных внимания на современных кухнях, значатся, к примеру, столешницы и кухонные краны, которые обычно отдельно подбирались к конкретным моделям кухонь.

Два фактора чрезвычайно важны в целостном дизайне кухни: общее визуальное впечатление и функциональность. Кухонная столешница должна справляться с жарой, бактериями и большим количеством грязи, и в конце дня кухня, т. е. столешница, должна быть гигиенически чистой снова. На LivingKitchen посетители смогут узнать все о широком ассортименте доступных столешниц, говорится в пресс-релизе выставки. Инновации таких компаний, как Inalco, Laminam, Neolith, Porcelanosa, Dekker, Rossittis, Infinity Surface и Cambria из США, доказывают, что кухонная столешница теперь является высокотехнологичным продуктом.

Помимо того, что кухонные краны должны быть эргономичны и красивы, они обязаны выдерживать испытания длительного пользования. Функциональность становится приоритетной на раковине кухни: вода должна открываться нажатием кнопки или движением руки – важно, чтобы вы смогли помыть, прополоскать или заполнить лоток с водой легко и автоматически, как раз одной рукой. Две раковины, удлиненные выдвижные изливы, кнопки переключения воды на посудомоечные машины – в последнее время в «мокрой» зоне кухни появилось много инноваций, которые существенно упрощают многие кухонные процессы.

Совершенно очевидно, что этими предложениями внимание как бы переносится и фиксируется на рабочие поверхности, на функциональность. И если раньше кухонный дизайн был для нас ориентирован исключительно по вертикали, как в картинной галерее, то теперь он приобретает еще одно измерение и становится интересным по горизонтали.

VII.

Поначалу казалось, что этот ощутимый сдвиг на кухне от чистой эстетики в сторону глобальной функциональности есть явное проявление и подтверждение тотальной технологизации нашей жизни, усиление ее технической составляющей. Но данный процесс, как выясняется, затрагивает более глубинные пласты действительности. Сначала торжествующий модернизм с его всеобщим упрощением форм, а потом засилье эклектики с различными случайными сочетаниями, игнорирующими незыблемый статус материальных очертаний, оказывается, можно рассматривать, вообще, в рамках тенденции последовательного отказа от форм. И, соответственно, от принятых традиций.

Постмодернистический квест с использованием ретро-представлений на самом деле нельзя считать ностальгией по историческим ценностям. Это, скорее, скрытая ирония над признанными традициями, поскольку помещение, традиционного в его визуальной замороженности при помощи достаточно случайной выборки в реалии сегодняшнего дня, порождает немало ситуационной нелепости, как если бы человека с его одеждой и привычками переместить из одного времени в другое, подобно тому, как это делает сегодня довольно часто кинематограф. В таком перемещении есть интрига, но эта интрига не реальности, а вымысла. В ней под сомнение ставится любая форма. Примерно такие же чувства вызывает выбор классики. От чистой классики веет замшелым архаизмом, и если классические модели нынче и встречаются на современных кухнях, то они тоже в обрамлении либо же с вкраплением чревоточин эклектики.

Привычное и устоявшееся очень сильно тормозит приход завтрашнего дня. И чем прочнее позиции привычек в нашем окружении, тем радикальнее будет их слом. А засилье техники в нашей обыденности – это всего лишь частное проявление освобождения пространства от форм. И если кто думает, что на смену отстраненным формам придут формы другие, более современные, то это очередное заблуждение, иллюзия. В том виде, в котором мы понимаем формы, их больше не будет. В новых формах, если можно так сказать, совершенно новая начинка, в которой меньше как бы материальности как ценности, а больше невесомого, предрасположенного к трансформации. А, собственно, почему мы так держимся за власть форм?

Среда, 16 Январь 2019 21:53

Акустика раковин

Laufen представляет третье поколение изделий из материала SaphirKeramik – коллекцию предметов для ванной комнаты Sonar. Создателем этих тонких и изящных раковин и ванны стала Патрисия Уркиола. Всемирно известным дизайнером был найден уникальный визуальный стиль, полный изыска, придающий инновационному керамическому материалу объемную текстуру. За удачное сочетание эстетики и функциональных качеств коллекция была удостоена награды на конкурсе дизайна iF Design Award 2018 в своей категории.

Коллекция Sonar включает в себя напольные и подвесные раковины, две раковины-чаши и одну двойную раковину-чашу, также доступную в матовом исполнении. Все изделия выполнены из материала SaphirKeramik, вместе с новой коллекцией мебели для ванной комнаты. Все раковины-чаши можно заказать с текстурной или гладкой поверхностью; остальные модели раковин доступны только с гладкой поверхностью. Ансамбль дополняет ванна в соответствующем коллекции стиле. Ванна выполнена из высокотехнологичного материала Sentec от Laufen и оборудована встроенной полочкой для хранения.

Четверг, 25 Октябрь 2018 20:35

Профиль будущего. Анфас прошлого

Профиль будущего.

Анфас прошлого

 

«Феноменология истории основывается на том, что Гуссерль называет «Живым Настоящим»: прошлое никогда не может быть оторвано от настоящего (впрочем, не более, чем будущее). Если бы прошлое не удерживалось в настоящем, если бы настоящее уже не содержало наброска будущего, прошлое и будущее не существовали бы».

Винсент ДЕКОМБ

 

 В

 моих воспоминаниях, на моем веку кухня, пожалуй, переживает уже вторую свою трансформацию. Наше отношение к хроникам, из которых потом создавалась история, своеобразно избирательно. В памяти задерживались только укрупненные события: широко общественного звучания или глубоко личного характера. Что же касалось быта, повседневности, то они практически не оставляли следов среди тех явлений, которые запоминаются надолго. Именно так обстоит дело и с кухней. Чтобы извлечь из прошлого быт, нужно напрячь воспоминания, придать им определенную тематическую направленность. Помню, кухня в нашем доме состояла из плиты, духовки, трубы и обеденного стола, где хранилась посуда. Это была исключительно функциональная кухня. Потом в квартире появилась кухонная мебель. Возможно, и была она не бог весть что, однако эта мебель создавала определенный образ и настроение и как бы вытеснила на второй план плиту с духовкой и холодильником. Почему я говорю о таком вытеснении? Да потому что практически уже не помню, как выглядела первая техника на той кухне. Технику не помню, а вот кухонную мебель смутно припоминаю. Точнее, смутно припоминаю образ той кухни.

Сегодня снова техника на кухне теснит мебель. Функции вытесняют образ. Сегодня важно уже не то, как выглядит ваша кухня, а важнее, что эта кухня может, что и как на ней можно приготовить. Однако для начала давайте все-таки вспомним образы. Бесспорно, в образе этих кухонь будет что-то позабытое, ностальгическое. Но это было, было, было.

I.

Листая наш каталог «Кухни» за 2007 год, последний докризисный год, обратил внимание на «Дворцовые интерьеры» – новую тогда кухню Royal Luxury, производимую итальянской фабрикой Faoma. Представленную кухню по праву можно было назвать чудом ремесленного мастерства. Основание кухни, колонны, полки, выполненные из массива дерева, толщиной 18 мм, облагороженного смолами или покрытого шпоном ореха или дуба с акриловой отделкой. В модели прослеживается сочетание комфорта и английского хорошего вкуса, которое в грегорианскую эпоху (конец XVIII века) вытеснило фривольность и утвердило излишние украшения и пышность, характерные для господствовавшей в то время по всей Европе французской королевской моды.

Этот стиль дворцовости, это мироощущение придворности были также характерны для обихода и первом десятилетии нашего тысячелетия. Мир тогда представлялся незыблемым и предсказуемым. События можно было предсказывать на годы вперед. Люди стремились к красоте, люди инвестировали красивое. Тон на кухне задавали, естественно, итальянцы. Почти все их проекты тяготели к помпезной роскоши: будь то классика времен триумфа Древнего Рима с колоннами и пилястрами или филигранный минимализм, доведенный в обработке деталей и кромок до предела совершенства и равнозначный по стоимости однокомнатной квартире-студии где-нибудь в центре города.

Техника, так же как и хозяева на кухне, терялась, как пилигримы после долгого пути в иерусалимских храмах. Помнится, что тогда даже всерьез обсуждался вопрос, дескать, на таких кухнях и готовить-то грех, они созданы для красоты, ими нужно любоваться как музейными экспонатами. Ну а для того, чтобы готовить еду, необходима вторая кухня. Тема второй кухни – кухни «золушки» была настолько популярна, что она, если позволяла площадь, присутствовала практически во всех дизайн-проектах того времени как признак моды. При таком контексте как-то нелепо и как-то несвоевременно говорить о функционировании. Ведь функционирование в логике таких отношений – это своего рода плебейство. А моде небедная жизнь на проценты. Делать уже ничего не нужно, главное – обладать. Красивая эпоха. Но век совершенства не долог. Чтобы враз покончить с роскошью дворцов, к Гревской площади уже подвозят гильотину.

II.

Однако не следует воспринимать историю как музейную экспозицию, где детали и элементы пребывают в устойчивой неподвижности. Кухня никогда не была выставкой мебели, основное ее предназначение – место для приготовления еды. Поэтому функционализм и динамика присутствуют в самом понятии кухни.

Образцом такого функционального подхода были всегда немецкие кухни. Но в чем заключался их функционализм? Прежде всего, в разумной и удобной организации внутренних пространств кухонной мебели. Потом появились экстравагантные механизмы открывания и закрывания дверок. Тем более если присмотреться, тот функционализм носил сугубо мебельный оттенок. То есть он распространялся преимущественно на мебель без координации с техникой. А техника для кухни работала как бы сама по себе.

Вот, например, как презентовала в 2007 году свою новую кухонную модель Madeira культовая немецкая фабрика Bauformat. В коллекции Madeira представлены фронты цвета ореха, коко боло, коньячной вишни малага с необычайно красивой структурой. Фронты Madeira переносят нас в девственную африканскую природу. Эти расцветки сейчас необыкновенно модны, и не только для кухонной мебели. МДФ, из которого изготовлены фронты кухни, прочен, практичен, легок в уходе. В этой ценовой группе представлены также глянцевые лакированные фронты, то есть покрытые несколькими слоями акрилового лака, что, несомненно, придает поверхностям прочность и износоустойчивость. Яркие полосы различных оттенков шоколадного и серо-бежевого имитируют структуру экзотической древесины, делая мебель очень нарядной. Сочетание фронтов с рисунком структуры дерева и гладких фронтов цвета магнолии придают кухне еще большую цветовую насыщенность. Представленная линейная композиция кухонной мебели отделена от зоны столовой «островом» с расположенной на нем варочной панелью.

Хотим обратить внимание, что текст этот многократно согласовывался с производителями. Так что это не журналистская интерпретация. Это точка зрения производителей, которые тогда были уверены в том, что именно таким образом надо представлять потребителям новые кухни. И в этом нет ничего удивительного. Функциональность тогда была всецело подвластна образу.

III.

А что же наши производители, стремившиеся соединить в одно оригинальное целое итальянские представления об эстетике с немецким прагматизмом? Наш синтез эстетического и функционального в то время тоже носил формальный уклон. Специалисты фабрики «Дриада», выпуская в том же 2007 году свою новую кухню под названием «Александра», тоже заняты «доказательством красоты». «Фасады «Александры»,– сообщается в пресс-релизе компании,– могут быть выполнены в двух цветах: кремовом и светло-зеленом. Бархатистая фактурная поверхность древесины дуба, из массива которого изготовлены рамки фасадов (шпоном же дуба облицованы филенки из МДФ), подчеркивается легкой патиной. Строгие дверки приобрели некоторую графичность благодаря ступенчатой форме рамки. Такой же ступенчатый элемент повторяется в декоре: на срезе арки и в накладной планке-колонке. Исключительная лаконичность декора и геометрического орнамента витража подчеркивают особую элегантность структуры дуба. Для этой модели была разработана специальная блок-столешница из искусственного камня, на которой компактно расположилась вся рабочая зона с мойкой, варочной (газовой или электрической) поверхностью, разделочной доской, встроенным мусорным ведром».

Сейчас можно лишь гадать да предполагать, почему именно в то время эстетика так явно торжествовала над функциональностью? Тогда еще не преобладало желание обладать необходимостью постоянно меняться. Необходимость обязательных перемен, отсутствие массы и чувства покоя появятся чуть позже с более широким и глубоким внедрением в нашу жизнь различных мобильных устройств, которые в принципе стали менять наше отношение к собственности. Конечно, собственность по-прежнему была привлекательна, но она перестала быть самоцелью для людей молодого поколения. Хорошо, если у тебя есть красивый кухонный гарнитур, но еще лучше иметь престижную навороченную машину. Новая модель мобильного телефона куда привлекательнее дополнительной тумбочки на кухне. Да и зачем еще одна тумбочка? Что в ней прятать? Зачем копить, накапливать? Важнее не копить впрок, а иметь возможность пользоваться именно сейчас. Так незаметно стали смещаться ориентиры жизненных ценностей. И вместо вопроса «что?» появился вопрос «как?».

IV.

Под термином «идеология» выдающийся американский историк Хейден Уайт подразумевал набор предписаний для занятия позиции в современном мире социальной практики и действия. В соответствии с этой позицией мы либо стараемся упрочить мир в его сегодняшнем состоянии, либо принципиально изменить. До недавнего времени консерваторам удавалось сохранять мир в его неизменном состоянии. Речь, как вы понимаете, идет не о какой-то стране в отдельности, речь о цивилизации в целом. Но с некоторых пор, и это во многом связано со стремительным развитием техники, инициатива переходит к сторонникам радикальных изменений. С одной стороны, группки людей, захвативших власть в отдельных странах и пользующихся привилегиями как вечными благами, не позволяют молодым обретать собственность, тем самым подрывая идею накопительства, а с другой – техника устроена таким образом, что она не позволяет почивать на лаврах и довольствоваться рентой. Всякое новое поколение техники обесценивает во многом накопленные богатства. Подрывается сама идея накопительства ценностей, потому что ценности как состояния переходят в категории трансформации и процесса. Ценности становятся динамичными, они растут в цене по мере совершенствования возможностей, а не в силу своей артефактности. То есть новое теперь становится более ценным и более желанным, чем сохраненное. К примеру, кому сейчас нужны старые видеокассеты или старая микроволновка?! В лучшем случае старую технику примут в виде мизерной доплаты при покупке новой техники, а в основном такое старье идет в металлолом, если, конечно, там есть металл.

Потребность в изменениях, естественно, обусловлена социальным причинами. Но эта обусловленность сегодня приумножается техническими и технологическими возможностями что делает процесс трансформаций ускоренно необратимым. Уходят в прошлое все преимущества происхождений и приобретенных по наследству состояний. Важны техническая грамотность, способность подсоединяться через интернет к коллективному разуму, быть полезным этому разуму. И кухня, соответственно, тоже видоизменяется. В ней исчезает самоценность отдельных элементов и возникает ценность возможностей, как таковых.

V.

Недавно компания SNAIDERO презентовала новую коллекцию кухонной мебели Elegante Bespoke. В коллекции используются восемь престижных пород дерева, каждое из которых получило эффектное поэтическое название. К примеру, «Ночь эвкалипта». Чтобы подчеркнуть красоту дерева и придать кухне архитектурные свойства, в коллекции присутствуют современные чистые линии и умело обработанные детали. Знакомясь с этой кухней, подумалось, неужто в пространство приготовления еды опять возвращается натуральное дерево?! Не торопитесь с выводами и обобщениями. Дерево и не покидало кухню, правда, это касается только кухонь премиум-класса. Элитный сегмент, естественно, пытается сохранить материально накопленные ценности и преимущества. Но использование натурального дерева на кухне, тем более престижных пород,– это, скорее, исключение из правил, чем прорисованная тенденция.

После того как немецкие производители наладили покрытие металлом любых поверхностей (мы видели МДФ, покрытый металлом на нашей мебельной фабрике «Вирс»), контуры будущих кухонь становятся достаточно очевидными. По мнению специалистов нашей фабрики, новый материал сейчас весьма востребован, когда потребитель делает заказ на кухню. Мы не станем перечислять многочисленные преимущества этого материала. Поразмышляем лишь над тем, почему сегодня заказчик предпочитает на кухне металл дереву? Это, конечно, еще не явное предпочтение, а всего лишь намек на тренд. И тем не менее кухня, выполненная из такого необычного материала, несомненно, имеет металлический привкус. В ней что-то от ткацкого станка или числового агрегата. Такая кухня вызывает больше ассоциаций с производственным процессом, чем с домашним уютом. Впрочем, производство тоже может быть уютным. Просто это другая эстетика. Но главное даже не в эстетических акцентах. Мебель, приобретая металлическое звучание, становится похожей на технику. Техника уже как бы и не встраивается в мебель, а согласовывается с ней. Причем не только визуально, но и функционально. Мебель становится функциональной как техника, и ее внешний вид, ее образ уже не волнует заказчика так же эмоционально, как волновал он в былые времена.

Международный миланский мебельный салон – законодатель мебельной моды. В 2018 году всеобщее внимание посетителей привлекала экспозиция «Кухонные технологии будущего» – Technology For the Kitchen (FTK). Экспозиция представляла новое поколение встраиваемой бытовой техники: «умные» бытовые приборы, оснащенные встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом. На экспозиции «Кухонные технологии будущего» (FTK) – гармоничном дополнении к салону кухонной мебели (EuroCucina) – было действительно представлено будущее. Благодаря концепции Интернета вещей (Internet of Things, IoT) и виртуальным помощникам были созданы многочисленные версии интеллектуальной кухни будущего: высокоэффективные и энергосберегающие бытовые приборы, оснащенные встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом, изменят наше представление о кухонном пространстве. Когда происходила презентация инновационной продукции, прототипов, концепций и видения того, каким будет будущее искусство хранения и приготовления пищи, у посетителей была действительно уникальная возможность для размышлений о технологиях встраиваемой бытовой техники. В специальном проекте приняли участие ведущие производители отрасли.

Несмотря на большое разнообразие проектов нового планирования кухонного пространства, основная идея остается неизменной: «умная» кухня становится все более реальной и обеспечивает эффективность, экологическую и социальную ответственность, контроль потребления, безопасность, комфорт и, конечно же, удовольствие. Общей особенностью является постоянно расширяющееся использование возможностей подключения и домашней автоматизации, что делает кухню еще более «интеллектуальной», а взаимодействие между людьми и техникой – проще. Тенденция очевидна: больше нет устройств, которыми нельзя управлять удаленно, которые нельзя подключить к приложению для управления ими, больше нет устройств, которые нельзя подсоединить к их «коллегам», чтобы упростить жизнь пользователя. Теперь можно уже готовить еду даже не заходя на кухню.

VII.

К этому добавляется профессионализм и многофункциональность, все более насущные требования сегодняшних «домашних шеф-поваров», которые желают хранить и готовить блюда с помощью той же техники и тех же технологий, которыми пользуются звездные шеф-повара. На выставке было представлено оборудование, которое сохраняет питательные свойства, консистенцию, вкусовые качества, цвет и аромат продуктов, регулирует температуру, влажность, мощность: холодильники, морозильники, духовки, варочные панели.

Производители предложили эксклюзивные коллекции продукции: технику для охлаждения, замораживания, приготовления пищи, вытяжки, домашние солнечные панели, смесители – продукцию последнего поколения, передовые решения в первую очередь для улучшения результатов, минимизации потребления и повышения качества жизни на кухне, которая становится все более комфортной, функциональной, экологичной и приятной. Технология, электроника и профессионализм не исключают эмоций. Взаимодействие между бытовыми приборами и потребителем выходит за рамки полезных функций, затрагивая сферу эмоций. А это, в свою очередь, приводит к увлекательному и захватывающему опыту управления техникой. С помощью инновационных бытовых приборов приготовление пищи становится также моментом динамичного и живого социального взаимодействия. Во время приготовления блюд можно делиться рецептами с друзьями, получать советы и оставлять комментарии в социальных сетях – все это с одной и той же платформы. В этом году, более чем когда-либо, предлагаемые решения ориентированы на дизайн, потребителю предлагается продукция, которая отвечает его вкусовым предпочтениям и одновременно является частью интерьера. Кухня представляет собой место, где эргономика, материалы, цвет, дизайн и качество соответствуют самым современным технологиям, таким образом становясь действительно самым располагающим к общению в пространстве дома.

Что ж, посмотрим. Тем более что будущее рождается у нас на глазах, на нашей кухне. kvk

 

 

подписи

 

ФИСТАШКОВЫЙ ВКУС.

Можно, конечно, спорить: является ли цвет на кухне функциональным? Однако, нам представляется, что цвет, в том числе и на кухне, отсылает нас к образу. Он запоминается и вспоминается. Он памятен

 

ФУНКЦИОНАЛИЗМ И ДИНАМИКА.

Кухня никогда не была выставкой мебели, основное ее предназначение – место для приготовления еды. Поэтому функционализм и динамика присутствуют в самом понятии кухни

 

ЗАВТРА СЕГОДНЯ СТАНЕТ ВЧЕРА.

Произведший некогда фурор минимализм еще и сегодня смотрится устремленным в будущее. Смотрится, пока в моду не войдет новый стиль. Ну а минимализм причислят к почетной классике. Как барокко и рококо

 

НЕ ДЕЛАЙТЕ ИЗ ЕДЫ КУЛЬТА!

При всей красоте этой кухни есть в ее образе нечто такое, что психологически предполагает ускоренную смену декораций. То есть не предполагается, что человек долго будет засиживаться на этой кухне. Стулья у обеденного стола как бы не рассчитаны на длительные трапезы

 

НОЧЬ ЭВКАЛИПТА.

В новых коллекциях кухонной мебели Elegante Bespoke от Snaidero используются восемь престижных пород дерева, каждое из которых получило эффектное поэтическое название. К примеру, «Ночь эвкалипта»

 

ДЕТАЛИ И ЛИНИИ.

Чтобы подчеркнуть красоту дерева и придать кухне архитектурные свойства, в коллекции присутствуют современные чистые линии и умело обработанные детали

 

КУХНЯ КАК ПЕРСПЕКТИВА.

Как свидетельствуют современные образцы, кухня 
в будущем будет освобождаться от избытка вещей 
и элементов. Пространство – это главная ценность 
нынешнего дома, и нет смысла его загромождать

 

КУХНЯ КАК ВОСПОМИНАНИЕ.

Традиционная кухня хоть и теряет постоянно свои проценты в доле общих заказов, но привлекательность ее неизменно востребована. И это не удивительно, одни люди живут мечтами, другие – воспоминаниями

ГЛАЗУРЬ СКАНДИНАВИИ

 Необычный дизайн серии Luv соединяет скандинавский минимализм и никогда не устаревающую эмоциональную элегантность. Плавные формы сопровождаются строгой геометрией. При выборе материала и цвета Сесиль Манц руководствовалась своим неоспоримым чувством осязания и нюансов. Разработанная для DURAVIT новая линейка цветов в нежных тонах матового лака и глазури подчеркивает свежесть Luv.

Овальные накладные раковины из DuraCeram® в трех размерах очень впечатляют своими тонкими линиями, просторными внутренними чашами и четкими кромками. В раковинах со встроенной площадкой для отверстия смеситель расположен сзади посредине, а в маленьких – сбоку справа или слева. По выбору шелковисто-матовая глазурованная поверхность может быть белой, серой или песочной. Благодаря контрасту с блестящей белой глазурованной поверхностью внутренней чаши предметы керамики становятся неповторимыми, как на вид, так и на ощупь. Завершают полноту картины керамические крышки для стока. Основу места для умывания составляют консольные столики на четырех закругленных ножках, регулируемых по высоте. С помощью своего собственного языка форм Сесиль Манц со знанием дела преобразует древние образы стола и умывальника. Три варианта ширины – от 1788 мм для двойного места для умывания, 1388 мм для одного пользователя и 688 мм для гостевой ванной комнаты – предложены на выбор. 
Шелковисто-матовая лакированная поверхность в цветовых оттенках белый, скандинавский белый, серо-коричневый, серый камень, бледно-голубой, темно-синий придают ощущение пространства. Консольные столешницы из кварца в трех идеально сочетающихся вариантах оттенков, а также версия из массива дерева с отделкой из американского ореха прекрасно комбинируются в соответствии с индивидуальными предпочтениями. Выдвижные секции и ящики, оснащенные механизмом открывания-закрывания легким касанием, обеспечивают место для хранения.

Эксклюзивную картину серии завершает новое зеркало со встроенной функцией затухания и подогревом в трех вариантах ширины, от 500 до 1600 мм. Все модели, помимо стандартной высоты 800 мм, имеют еще и дополнительный вариант – 1200 мм. 
Неслепящая диодная подсветка у верхней кромки зеркала гарантирует освещение помещения и окружающих предметов обстановки мощностью до 700 люкс.

Помимо прочего, в серии Luv предлагается очень четко скомпонованная ванна, которая по форме ориентирована на раковину. Изготовленная из материала DuraSolid A без единого шва, ванна привлекательна на вид и на ощупь благодаря приятной и теплой поверхности с высококачественным матовым покрытием. В ассортимент включена отдельно стоящая модель, а также пристенный вариант и версии с углом слева или справа. Особым дополнением является оснащение пристенных и угловых ванн незаметно встроенной воздушной или гидромассажной системой и/или оснащение всех моделей встроенной звуковой системой, которая обслуживает приборы, совместимые с Bluetooth.         

 

Вторник, 27 Март 2018 09:36

Модернизм как архаизм

ОРИЕНТИРЫ ДЛЯ ФАНТАЗИЙ.

Сегодня когда архитектурные стандарты квартир слишком разнообразились, то и кухни преимущественно стали заказными, индивидуализированными. И кухонная модель сейчас – это всего лишь ориентир для фантазирования дизайнера и заказчика

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

  Когда нынче я вижу редкую рекламу наших кухонь по телевизору, которая скоротечна до такого мгновения, что в ней ничего нельзя разглядеть и понять, кроме скидки в 50 %, мне почему-то в этот момент всегда вспоминается печальная повесть-притча Кира Булычева «Поселок». Вспоминается именно в той трагической последовательности, когда в общем-то умные изобретательные люди, покорители иных планет терпят катастрофу в одном из возможных миров и, чтобы выжить, организуют свой поселок. И вот тут-то происходит самое страшное. Отрезанные от любого контакта с цивилизациями, замкнутые сами на себе, они начинают стремительно и неотвратимо деградировать.

Экономические санкции в некотором смысле тоже подразумевали подобную изоляцию и деградацию нашей экономики. Можно, конечно, спорить об эффективности таких санкций. Но целясь в естественных динозавров нашей экономики, Запад как всегда попал в самых незащищенных: мелкий и средний бизнес. И теперь мы просто безучастно наблюдаем за тем, как извиваются в предсмертных судорогах экземпляры нашей родившейся, но еще не окрепшей мебельной промышленности, в частности производств, занятых выпуском кухонных гарнитуров. Вроде новоселья случаются, и потребность в новых кухнях есть, вроде и кухни эти где-то выпускаются, но на самом деле при разговоре о наших кухнях нам не обойтись без странного слова «вроде», которое, хотя и имеет намек на действительность, все-таки более склонно к объяснению виртуальных событий, к трактовке желаний в виде неосуществленных проектов.

 

I.

В свое время, в первое десятилетие нынешнего века, когда кухни расцветали, как цветы в китайских пословицах, производители отечественных  кухонных гарнитуров всеми способами стремились воспроизвести в своих вещах нечто особенное, свое, то, что, по их мнению, притягивало  к себе потребителей и потому казалось довольно перспективным. Одни производители делали упор на стилистике подражания итальянцам, другие – на немецком прагматизме, третьи – на национальной самобытности, четвертые – на использовании современных технологий и станков, пятые – на вариабельности своих моделей и так далее. В общем, то было время исключительного разнообразия, для которого не хотелось находить общего знаменателя.

Сегодня поисковая система кухонной оригинальности существенно упрощена как со стороны возможностей производителей, так и со стороны пожеланий потребителей. Поскольку архитектурные стандарты квартир слишком разнообразились, то и кухни преимущественно стали заказными, индивидуализированными. И кухонная модель сейчас – это всего лишь ориентир для фантазирования дизайнера и заказчика. Казалось бы, удаление архитектурных стандартов, напротив, должно было породить всплеск персональной оригинальности. Но случилось как раз наоборот. Избыточная личная свобода в творчестве породила новые непреодолимые стандарты, вызванные уже не эстетическими предпочтениями и технологическими возможностями, а всего лишь финансовыми инсинуациями.

 

ОТ ЭСТЕТИКИ – К ФИНАНСАМ.

Избыточная личная свобода в творчестве породила новые непреодолимые стандарты,

вызванные уже не эстетическими предпочтениями и технологическими возможностями,

а всего лишь финансовыми инсинуациями

 

 

Поговорите с практикующими дизайнерами! Нет, никто с порога не отказывается от стилистической изысканности. Но в ходе реализации большинства проектов непременно выясняется, что заказчик тяготеет к прагматизму упрощения, как к удобству, с преднамеренной наивностью доказывая актуальность подобной экстраполяции, которая якобы распространяется с кухонной техники на кухонную мебель. Причем это упрощение носит не случайный, а систематический характер, позволяющий нам говорить об устойчивом тренде.

Другим трендом отечественных кухонь, если верить аналитикам кухонной моды, является потребность в натуральных материалах. И тут на ум сразу же приходит дерево. Причем не просто дерево, а дерево в сочетании с белым цветом, что придает пространству неизменную атмосферу праздника. И как ни странно, на ум сразу же приходит такая технологическая операция, как патирование – специфический процесс искусственного старения.

II.

При всем многообразии предпочтений, царивших тогда, полтора десятилетия назад на кухне, их так или иначе можно было свести к двум основополагающим направлениям. Мы имеем в виду классику и модерн, отношение между которыми можно свести к незатихающей борьбе старого с новым, сохранению с преобразованием индивидуального с универсальным, национального с имперским, в общем, к не преодолеваемому противоречию прошлого с будущим. К сегодняшнему дню модерн в заказах явно превалирует над классикой. То есть будущее, куда обращен модерн, более интересует, чем классика, извечно отсылающая нас к прошлому.

Со стороны может показаться, что модерн непрестанно развивается, а классика неподвижно тяготится сохранением форм. Но это не так. И классика активно пополняется инновациями. Возможно даже, что именно в классике, обращенной в прошлое, сейчас происходят более значимые события, чем в модерне. И мы поговорим об этих событиях.

Археологические раскопки не предполагают, что выкопанные из прошлого любопытные артефакты без предварительного переосмысления сразу же интегрируются в современные представления о красоте. Взятый сам по себе артефакт, как отдельный элемент, можно по разному встраивать в современную кухню. С одной стороны, можно вокруг него творить пространство, подчеркивая его особую энергетику, которая помогла факту пережить другие вещи, можно и по-другому – использовать этот артефакт всего лишь как частное украшение, уже не как элемент дизайна, а как элемент декора, освобождая его от избыточной смысловой нагрузки.

И при этом надо понимать, что использование подобных артефактов архаического звучания на кухне – уже отнюдь не дань традициям, а определенный интерес к более далеким, чем традиционные, временам. Чувствуете разницу между традицией и архаикой? Традиция бредит сохранением, а архаика – возрождением. Европейский ренессанс начался именно с извлеченных буквально из земли артефактов античного мира. Конечно, изначально их пытались встроить в соборную архитектуру средневековья. Но потом быстро сообразили, что при определенном комбинировании этих артефактов может получится совершенно иная действительность, иное пространство, иное время, которое потом назовут Возрождением. Пока это только предположения, но кто знает, кто знает.

ТЯГОТЕНИЕ К УПРОЩЕНИЮ.

В ходе реализации большинства проектов непременно выясняется, что заказчик тяготеет к прагматизму упрощения,

как к удобству, с преднамеренной наивностью доказывая актуальность подобной экстраполяции,

которая якобы распространяется с кухонной техники на кухонную мебель

 

 

 III. Самый большой магазин кухонь в Москве «Кухни-Парк», который располагается на 71-м километре МКАД, в числе приоритетных предложений выставил на продажу кухню под названием «Сказка белая». Данный гарнитур изготовляется на заказ. Материал для фасадов: массив береза/бук/, ясень на выбор. 10 разных фрезеровок. 30 цветовых решений с патиной и без.

Сама по себе модель в классическом стиле любопытна и практична. Практична в ней даже белизна с имитацией прожилок натурального дерева, что придает модели эффект не выставочного образца, а просто частоты эксплуатации в сочетании с чистотой. Специфика дизайна отдельных ее элементов отсылает ассоциации дальше традиционных восприятий, куда-то вглубь веков, в сказочные времена. А подсветка верхних шкафов, вообще, создает впечатление пребывания в тереме.

Можно было бы порассуждать о многих достоинствах этого тонкого декоративно-прикладного намека на удобства и радости русской зимы, характеризуя данный экземпляр как своевременный образец нашего подлинного и оригинального кухонного дизайна, сравнивая его с триумфом «Русских сезонов» Дягилева в Париже сто лет тому назад, но, полистав поисковики Интернета, сразу же понимаешь, что это своеобразие не столько творческое откровение, сколько устоявшийся тренд. Производители кухонь, особенно в областных центрах, сейчас как будто соревнуются между собой в производстве недорогих «сказок» для кухни. Появились кухни «Лебеди», кухни «Богатыри» и кухни прочих положительных сказочных персонажей. И в принципе их названия не смущают. По крайней мере «Богатыри» нам ближе, чем какие-нибудь «Афродиты» или «Бритни». Утомили женские и заграничные имена в названиях наших кухонь. И тут русское сказочное вчера как нельзя сегодня – достойная замена. Радует и то, что в нашей сказочной, дотрадиционной действительности дизайн в его классическом понимании, как основы уюта и эстетического здоровья, всегда считался выше всяких инноваций, которые торопятся к нам привнести вечно изобретательные немцы. Сказочность тем более, это то особое возвышенное состояние русской души, где все делается «по моему хотению и по щучьему велению», где скатерть-самобранка заменяет абсолютно всю линейку бытовой техники на кухне.

ПРАКТИЧНАЯ БЕЛИЗНА.

В модели этой кухни практична сама белизна. Сама по себе модель в классическом

стиле любопытна и практична. Специфика дизайна отдельных ее элементов

отсылает ассоциации дальше традиционных восприятий, куда-то вглубь веков.

То есть это как бы не выставочный образец, а кухня на которой готовят уже долгое время

 

 

Однако не станем утомлять себя самолюбованием. Обращение к архаике в дизайне, тем более если это касается таких вещей, как кухни, всегда носит поверхностный и отвлекающий характер, чтобы с помощью чудодейственных форм и красок, присущих русскому терему, соседствующему с цыганским табором, скрыть примитивность содержания и отсутствие энергетики идей, поддерживающих структуру внутренних пространств. Иначе говоря, за фасадами многих наших кухонь нет ничего особенного, свидетельствующего о новом уровне удобства функционирующей кухни. Кухня для нас по-прежнему, в ощущениях, остается показной и статусной. Дизайн призывается, чтобы активировать привлекательность внешних форм без их всякой связи с появляющимися инновациями. Можно даже сказать, что нарочитое внимание дизайна к перманентному совершенствованию функционирования есть отличительная черта наших кухонь. И сказка тут, как ни жаль, не добрым молодцам урок, а элементарная показуха, «потемкинская деревня». Дескать, пришел гость на кухню и сразу увидел, что мы на ней не лаптем щи хлебаем.

IV.

Возможно, экостиль и не является стилистическим мейстримом современных кухонь от наших производителей. А мейстримом на кухнях в будущем сезоне будет так называемая разумная эклектика, которая невозможна без определенного лейтмотива. Суть такой эклектики сводится к следующему. Берется один стиль, а потом к нему дозированно добавляются другие. И экостиль, как ни странно, может претендовать и уже претендует на некую локомотивность, цепляя за собой вагончики другой стилистики. Именно этот стиль каким-то странным подсознательным образом ассоциируется с нашей русскостью, так же как с ней ассоциируются хохлома и гжель. В основе этого стиля, если не вдаваться в ненужные подробности, значится широкое применение массива натурального дерева. Конечно, применение натурального дерева на кухне это более экологично, чем использование любых эрзац-материалов, которыми сегодня масштабно грешит всякий производитель мебели. Тем более использование массива дерева на кухне концептуализируется как «приближение к жизни», как усиление ее вещественности. Есть в таком подходе и свой патриотический мессендж, поскольку дерево в данном случае может пониматься как исконное произведение земли русской, идеально подходящее на актуальную роль в нашумевшем спектакле импортозамещения.

 

КАК В СКАЗКЕ.

Производители кухонь, особенно в областных центрах, сейчас как будто соревнуются между собой

в производстве недорогих «сказок» для кухни. Появились кухни «Лебеди»,кухни «Богатыри»

и кухни прочих положительных сказочных персонажей.

 

 

 

 

 

Правда, тут есть и другая сторона экологической медали: не получилось бы у нас с деревом на кухне, как получилось на кухне с черной икрой. Десятилетиями мы гордились тем, что у нас много натуральной черной икры, и она существенно отличается от икры искусственно разводимых осетров. И что теперь? Натуральное исчезло в заводях браконьерства, а искусственное появиться не может, поскольку у нас нет культуры соответствующих питомников.

Вот вам и национальная гордость! «Петрушка» какая-то получается!

Подражание эклектике Стравинского, причем неумелое, когда нечто простонародное, варварское, недоделанное и даже недодуманное берется за основу как натуральное, комбинируется между собой, и потом выдается «на гора» как своеобразное, однозначно истинное и изначально нам присущее, а именно так можно понимать современную любовь наших производителей кухонь к экостилю, по меньшей мере можно считать результатом затянувшейся технологической, дизайнерской и, главное, финансовой несостоятельности. И никто не хочет понимать, что, вообще-то, использование цельной древесины при строительстве кухонных гарнитуров в массовом порядке есть какой-то варваризм, глубочайший атавизм, присущий культуре производства еще не усвоившего фольклорные азы. То есть мы имеем в виду ту досказочную эпоху, когда дерево на кухне использовалось преимущественно как дрова для костра, и люди еще не подозревали, что из него, из дерева, также можно делать обеденные столы.

ПРИМЕР С ТЕХНИКИ.

иКухонная мебель сейчас берет пример с кухонной техники. 
То есть избавляется от лишних форм, которые,

концентрируя на себе внимание, отвлекают от прямых и более важных задач кухни от функционирования, от удобства приготовления блюд

 

 

И что тут удивительного?! Деревьев у нас в стране так же много, как нефти и газа! Хватит надолго! Так зачем же измышлять опять велосипед? К чему новые технологии, тем более что денег на них нет? Мы и на старых запасах проживем.Мастера-краснодеревщики всегда найдутся и отличный материал для кухонных гарнитуров тоже в достатке. Это они, на Западе, пусть придумывают разную там фурнитуру, которая будет открывать дверцы от легкого касания

локтем.Ну а дверцы-то мы и сами сделаем,и будут они считаться нашими, отечественными. И экостиль здесь – только повод поразмыслить о современных делах во всем нашем кухнестроении и, вообще, в нашей экономике. Исчезает жилка изобретательности, если что и придумывается, то придуманное страшно далеко от возможностей отечественного производства, которое всецело переориентировалось на беззастенчивую эксплуатацию природных ресурсов. А зачем нам другая ориентация? Пример подает правительство. И мы будем следовать его примеру. А между тем не готовность к изобретательству можно интерпретировать как скрытую неуверенность в собственном культурном и технологическом статусе. Да и возвращение к дофольклорным, былинным временам – лучшая гарантия от всех революционных преобразований. Ведь в сказках революций не бывает! Не перепутать бы только с учетом нашего исторического опыта в своих опасениях социологию и технологию!

Хотя надо признать, что архаизм как прием, дающий простор фантазиям в упрощениях до примитивизма, в наши дни представляется не просто актуальным, но и перспективным. По крайней мере, в нем прослеживается желание сказать что-то с помощью форм. А из желания, как мы знаем, и рождается будущее.

V.

 Однако что мы можем противопоставить со стороны будущего в пользу современности, в противовес классике с ее неожиданной модой на архаику – этому художественному перевороту, бесцеремонно перекапывающему погосты, известному под названием Возрождение, кроме кислого симбиоза практичности и комфорта, который якобы должен выражать этот вечно неудовлетворенный самим собой и своей лаконичностью стиль модерн?! При всей своей расширенной популярности модерн явно не в дизайнерском ударе. Его попытки породить действительно что-то новое увязли в логических и смысловых неопределенностях минимализма. Избегая избыточности, минимализм лишил себя внутренней роскоши, без которой невозможен пафос присвоения с целью обладания. А в нашем отечественном исполнении минимализм откровенно вырождается в муторную тактику экономического упрощения, которое сегодня и преобладает на необъятном поле всего модернизма.

И тут есть приемлемое объяснение. Дескать, кухонная мебель сейчас берет пример с кухонной техники. То есть избавляется от лишних форм, которые, концентрируя на себе внимание, отвлекают от прямых и более важных задач кухни от функционирования, от удобства приготовления блюд. Возразим так. Кухня в нашем, русско-татарском, понимании никогда не была бездушной немецкой машиной, она и сейчас для нас остается прежде всего местом общения, а уже потом местом, где принимают пищу. И посему, несмотря на явный уклон в сторону кухонь стилистики модерна, где и лофт, и хай-тек, и индустриализм, и многое прочее, считаем, что на кухне классика нам исконно ближе, и потому забывать ее, списывать со счетов нам не следует.

Кроме того, если принимать в расчет актуальную тенденцию разумной эклектики на современной кухне, то мы уже не можем четко и гипертрофированно разделять классику с модерном. Диффузия вкусов потребителей зашла так далеко, что элементы классики и модерна уже давно гармонично могут сочетаться в рамках одной кухонной модели. И определенно уже нельзя сказать, что это именно: классика или модерн? Тут как посмотреть на эту модель, обладающую эффектом Дали. Помните, если посмотреть на одну из известных его картин под определенным ракурсом, то мы увидим портрет американского президента, а вот под другим ракурсом на той же самой картине мы видим интимные подробности женского тела на морском берегу. Такие вот трансформации происходят с нашими кухнями.

VI.

А что же наши учителя в кухонном ремесле, итальянцы? Какие образцы они сейчас предъявляют для подражания? Видел я недавно их новинку от Pininfarina. Заказ на изысканность, конечно, чувствуется. Но изысканность они понимают уже по-другому, не по-нашему, как вечный модернизм, как вечное преобразование. Акцент у них смещается со стороны формы на сам процесс. Но это уже иная история, иная эстетика.

ТРИ КАЧЕСТВА КУХНИ.

По мнению итальянцев, сейчас, чтобы кухня стала красивой, современной, удобной, притягательной и прочее,

необходимы при ее задумке и реализации всего три компонента, точнее, как минимум, три. 


Это комбинирование технических инноваций, внимание к деталям и высокое мастерство

Нас же в этой истории в данном случае интересует не столько образ или образец, как хотите, а непосредственно сама техника исполнения заказа. То есть сумма тех качеств, которые прежде всего необходимы мастеровому, чтобы наилучшим образом учесть пожелания потребителя при выполнении его заказа. По мнению итальянцев, сейчас, чтобы кухня стала красивой, современной, удобной, притягательной и прочее, необходимы при ее задумке и реализации всего три компонента, точнее, как минимум, три. Это комбинирование технических инноваций, внимание к деталям и высокое мастерство.

VII.

Интерес к архаике в стилистических рамках наших кухонь, возможно, сейчас слегка и гипертрофирован, преувеличен в нашем пожелании. Но что иное мы можем выдвинуть в данном плане? К техническим инновациям на кухне наше производство, слава Богу, отношений не имеет. А вот в качестве внимания к деталям мы уже можем предложить потрясающие артефакты из нашей сказочной старины. Глядишь, и получится у нас на кухне так же, как получилось сто лет назад с иконами! Тут главное по-умному и своевременно обращаться с неизученной нами архаикой! Что же касается мастерства, то на сей счет у нас пословиц хоть отбавляй! Типа «не боги горшки обжигают» и «не лаптем щи хлебаем».

В общем, развиваемся. И если так и дальше дело пойдет, то скоро будем встречаться действительно на сказочной кухне. Причем не в переносном смысле, как сейчас. А в самом прямом. Сказочном. Сказка – это ведь тоже спорный вопрос. И никогда не поймешь, когда именно мы жили в ней. Раньше? Сегодня? Или мы только собираемся жить в сказке? А прошлое и настоящее – это лишь присказка.          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прошёл  конкурс «КУХНИ И ВАННЫЕ КОМНАТЫ. 2017».

 

В номинации «ДИЗАЙН-ПРОЕКТ КУХНИ-ГОСТИНОЙ» награждены победители: 

1 место - 121115 Литвинов Дмитрий

2 место - 111111 Ермолаева Евгения 

3 место - 123321 Самойлова Людмила  

Специальный приз - 132625 KGN Design Галина Сорокина, Надежда Ильина, Екатерина Овчинникова

 

 

 

 

 

В номинации «ДИЗАЙН-ПРОЕКТ КУХНИ-ГОСТИНОЙ» награждены победители: 

1 место – 030810 KGN Design Галина Сорокина, Надежда Ильина, Екатерина Овчинникова 

2 место – 896193 Литвинова Валерия 

3 место - 000001 Карабатова Александра и Бурычева Елена 

Специальный приз - 150000 Турусова Тамара

 

 

 

Среда, 27 Сентябрь 2017 21:07

Пять правил организации.

Обустройство маленькой кухни может стать для хозяйки настоящей головной болью. Как использовать каждый сантиметр с пользой, все уместить, не загромоздив пространство? Какую технику и посуду действительно необходимо приобретать и хранить, а что лучше раздать или выкинуть? Разобраться в вопросе помогут важные советы по организации кухонного пространства.

Суббота, 23 Сентябрь 2017 22:39

Синдром предков. Кухня как традиция

«Не следует упускать из виду и механизм традиции, где происходит узаконивание настоящим. «Так принято» означает не только и не столько действие на подобный же манер в прошлом, сколько актуальные демонстрируемость, результативность, очевидность, отнюдь не апеллирующие к прошлому. В разнообразных трех модусах традиции имеется всего один общий признак, способный сделать ее определение достаточным. Этот признак – сохранение. Поэтому в дальнейшем рассмотрении мы будем руководствоваться принципом сохранения традиции».

Давид ЗИЛЬБЕРМАН

В своей книге «К пониманию культурной традиции» Давид Зильберман отмечает в последнее время очевидную сдачу позиций понятием «традиция» перед натиском понятия «культура». И действительно, даже мы, не вдающиеся в тонкость подобных наблюдений, можем заметить, что и в быту, и в отвлеченномдискурсе в узком кругу своих единомышленников, если есть такая возможность, мы стараемся избегать слова «традиция», заменяя его обозначением культуры. Отчего же мы сторонимся называть традицию традицией? И что мы понимаем под этим словом? В нем что-то от обряда.

Тот, кто помнит школьный курс физики и понимает, что такое ускорение при свободном падении, наверняка придет в замешательство в своих расчетах, если решится прыгать с парашютом.

«На полотнах Рембрандта самый скромный угол белой или серой стены, самая грубая домашняя утварь всегда окутаны светящейся, лучистой дымкой, которую иные живописцы приберегают лишь для голов святых. Мы как будто слышим тихие слова оглашения: «Благословен обиход мира! Любите, любите вещи! Каждая из них — волшебница, таящая под убожеством и нищетой подлинные сокровища, и невеста, ждущая любви, чтобы понести плод»
Хосе ОРТЕГА-И-ГАССЕТ

Стилистика помогает нам организовывать вещи в интерьер, не прибегая к излишней рациональности и допуская спонтанность как проявление вкуса. Поэтому неудивительно, что, несмотря на всю свою архаичность, стиль и по сей день продолжает оставаться важнейшим ориентиром при выборе кухонного гарнитура. Однако в данном случае речь пойдет не о границах, разделяющих отживающий свой век стили, а о возрастающем рационализме, который наблюдается сегодня при организации подавляющего большинства интерьеров.

Страница 1 из 2