кухни и ванные комнаты вконтакте facebook кухни и ванные комнаты instagram кухни и ванные комнаты поиск по сайту

издается с августа 1998 года
Четверг, 31 Январь 2019 08:43

Доступ к еде. Без накопления форм

Доступ к еде.  

Без накопления форм

«Не бывает такой формы, 
которая могла бы остановить поток».

Платон

 

 Интерпретация, похоже, умерла. Никого больше не интересует, что я могу сказать о той или иной форме. Более того, никто не поверит в сказанное мною, потому что под другим углом зрения, под другим ракурсом, присущим любому человеку, форма того же самого рассматриваемого, то есть рекламируемого, предмета, например кухни, может представляться совершенно инаково. Неудивительно, что производители кухонь уже давно перешли на продажу по образцам. Иначе говоря, вниманию потребителя предлагается некая модель, взятая за основу, которая потом дорабатывается с учетом пожеланий заказчика. Правда, у подобных доработок существуют свои ограничения, связанные с определенными стандартами производимых деталей. Но это уже тонкости, которые доходно объяснят вам в ходе работы над заказом.

Главное же состоит в том, что современные кухни индивидуальны по своей сути. И неповторимы, как облака в небе. Я бы не сказал, что этот запоздалый индивидуализм является свидетельством прогрессирующего модернизма или даже постмодернизма. Все эти измы – тоже дань ушедшим временам. Постмодернизм как-то попытался поспекулировать на прошлом, но быстро сообразил, что любая реконструкция – это неоправданно дорогая для потока затея. Проще заниматься конструированием конкретных желаний, полагая, что заказчик не слишком искушен в стилистике форм и не потребует от производителя чего-то сверхнормативного. В общем, модно сейчас работать с желаниями заказчика и унифицировать не формы, а желания, тем более что желание, как одно из самых энергетически емких виртуальных понятий, сравнительно легко поддается корректировке и сравнительно настойчиво поддерживает избранную форму. При правильных идеологических расчетах – это то, что нужно производителю.

I.

Казалось бы, перевод реальных объектов в сферу виртуальности, а именно так мы должны рассматривать конструирование кухни производителя с учетом пожеланий заказчика, существенно добавляет в проект концептуальной вариабельности и возможности толкования. Однако, как показывает опыт, интерпретационная свобода – это всего лишь изначальная идея, которая не получает нужного количества энергии вдохновения из-за жестких временных рамок реализации. Набор предоставляемых модулей, из которых и создается современная кухня, есть не что иное как использование готовых клише. Возможно, для заказчика в таком наборе и случается появление новизны, но производитель-то хорошо понимает, что он пользуется определенной последовательностью утвержденных клише. Таким образом, создание современной кухни, которое позиционируется как свободное совместное творчество заказчика, дизайнера и производителя, получается не чем иным как воспитанием желания в нужном направлении методом убеждения и переубеждения.

У производителя уже есть отработанный набор заготовок, и ему нет смысла, потакая любому капризу, проводить производственные эксперименты на своих станках. Посему использование клишированных деталей или, как их называют, производственных модулей требует больше ограничений в интерпретации. Желанию нельзя давать возможность растекаться по древу. И чтобы оно проявляло больше последовательности в заданном направлении, необходимо, соответственно, больше агрессивности в доказательности. Варианты возможны, но только с учетом клише.

Можно возразить, что подобное конструирование на основании образцов все равно допускает больше творческого разно­образия, чем уже готовые модели. Ну и что с этого? Заказчику предоставлен чуть более широкий выбор, но это ведь происходит посредством ограничения самого желания. Раньше мы могли выбирать из многообразия кухонь, представленных в каталоге или в салоне. Теперь это многообразие смещено в рамки одной кухни, где и рассматриваются предоставленные варианты. Выбрав образец и взявшись за его усовершенствование с учетом пожеланий, уже невозможно вернуться к началу процесса, время не позволит. Игра в наперстки тоже расширяет выбор.

II.

Процесс визуализации кухни, в отличие от возможности «просто посмотреть», придает рассматриваему объекту некую характеристику временного становления, не позволяющую пользоваться преимуществами моментальности. То есть в виртуалистике, в отличие от реальности, кухня перестает быть фактом и событием, она становится концептом. Иначе говоря, у нее нет видимости покоя, а есть только очередность состояний пребывания. И фокус заключается в том, что даже будучи произведенной, сконструированной, кухня не дается потребителю уже как бы в окончательном, завершенном виде. Будучи изготовленной и являясь концептом, кухня продолжает серии своих преображений уже на уровне эксплуатации.

На самом деле эти трансформации не являются преображениями как таковыми. Они приобретают значения функционирования. Уже объявлено, что на выставке Living Kitchen в Кёльне в январе 2019 года кухня будет рассматриваться не сама по себе, а в виде работающего пространства. Подобная перспектива существенно изменяет традиционные возможности интерпретации самой кухни как формы. Уходят в прошлое пространные толкования стилистики и статики взаимного расположения деталей, обеспечивающих удобство. Даже встраиваемая техника не может больше рассматриваться как отдельный элемент. Кухня становится не просто неким функциональным комплексом, а уже средой обитания. Поэтому споры о цвете либо же разговоры о количестве ящиков и шкафов теряют смысл в своем привычном, отвлеченном понимании. Они сопрягаются с идеей работающего пространства и посему не доступны для анализа как качества или элементы. Мы уже должны рассматривать кухню в ее связи с общим планом квартиры и дома, количеством проживающих людей и сочетаемостью их предпочтений. Понятное дело, что при таком количестве вводных величин невозможна критика качества в чистом виде. Да и чтобы увидеть объект, надо не просто смотреть, надо визуализировать, останавливать время, ловить момент.

Преимущества и ценности современной кухни, которые непонятны с первого взгляда, тоже надо рассматривать в совершенно иной системе координат. Например, скажем так, современная кухня должна обладать высокой степенью валентности.

III.

Представляя дизайн новых кухонь Hera, специалисты компании SNAIDERO позиционируют его весьма претенциозно, как шик. Этим обозначением они сразу же отодвигают в сторону интересующихся, но мало обеспеченных заказчиков. Далее следует пояснение «шика». Прежде всего, он возникает при добавлении современных акцентов, предназначенных для расширения функциональности. Плюс скандинавские ароматы, в основном за счет выбора материала. И очень характерное для пояснения стилистики современных кухонь уточнение: «Кросс-контаминация стилей настолько тонко выполнена, что трудно сказать, где заканчивается один, а начинается другой. В результате получается легкое, спокойное и шикарное настроение».

В этом уточнении показательно использование такого медицинского термина, как кросс-контаминация. Он носит определенный негативный нарратив, поскольку обозначает перекрестное заражение. Хотя сегодня, как мы знаем, отношение к свойству не закрепляется навсегда. Ясно, что применяя его, производители хотели указать на эклектичность стиля новой кухни. Но смысловой интенсивности в слове «эклектика» в данном случае им показалось недостаточно. Стили уже не соседствуют гармонично друг с другом, как это было совсем недавно, когда в моду входила та самая эклектика. Стили заражают друг друга, иначе говоря, гибнут в процессе этого невероятного соединения.

Таким образом, явленная нам конструкция не подлежит привычному ретро-анализу. Глядя на нее, мы не можем восстановить, какие стили и в каких пропорциях соединялись при производстве этой модели, так как изначальная стилистика была уничтожена перекрестным заражением. Да и зачем нам точная формула химического анализа этой конструкции?! Никто не будет в элементарной детализации повторять новый заказ. Создается не модель, а образец. Как тренд, как перспектива. И на основе этого образца, будут найдены другие пропорции и концентрации, которые сделают кухню еще современнее и еще экстравагантнее.

Поэтому я и не берусь рассуждать о стилистических особенностях представленной новинки. Когда в осадок выпадает соль, не знакомому с химическими реакциями алхимику очень трудно размышлять о том, что за щелочи или какая кислота применялись в этом опыте.

IV.

От теоретически высокой роскоши перейдем к практике повседневности обустройства недорогого жилья. Язык не повернется сегодня назвать так называемые некогда демократичные цены бюджетными вариантами. Ибо бюджетники сейчас, точнее, чиновники, то есть те, кто получает деньги из бюджета, а не зарабатывает их посредством своей предпринимательской деятельности, остались, пожалуй, последними потребителями кухонь. Об этом свидетельствуют и мебельные выставки последних лет, которые у нас проводятся. Их основные посетители – не выезжающие чиновники.

И основное требование к кухням подобного уровня – практицизм. Практицизм нынче многомерен. Возьмем, к примеру, новую колоритную модель минувшей осени «Андреа», предлагаемую нашей мебельной фабрикой «Стильные кухни». В этой модели в полной мере нашла свое отражение ведущая концепция производства – мебельная фабрика успешно воплощает в жизнь любые нестандартные решения. Что касается модели «Андреа», то ее рамочные фасады МДФ предлагаются в эмали глянец всех доступных цветов по каталогам Ral и ColorSystem. Широта выбора в данном случае – это попытка подстроиться под индивидуальное желание не слишком требовательного заказчика. Согласитесь, ведь если так и сразу предлагается на выбор вся цветовая гамма, то речь о цвете как стилистическом аргументе уже не идет. И, вообще, о стилистике новой кухни в интернет-пространстве практически ничего не говорится. От широты выбора следует стремительный переход к повышенной функциональности, которая также в духе современного практицизма. И, конечно же, обязательная ориентация на цену – за основу расчета стоимости взята прямая кухня 3 м. Никто не спорит, что в конкретной ситуации выбора продавец салона расскажет покупателю в подробностях о всех достоинствах этой удобной и практичной кухни, включая ее стилистические особенности, если, конечно, они будут интересны современному бюджетному покупателю. Некогда производители кухонь не без должного удовлетворения постоянно отмечали растущий интерес потребителей к моделям в стиле модерн по сравнению с кухнями классических стилей. Модерн и в производстве проще, и для потребления дешевле. Но можно ли называть стилем тенденцию упрощения?

V.

Прислушаемся к тому, что говорили эксперты накануне нового 2019 года. «Современный ритм жизни,– сетуют они,– диктует особенности создания максимально эффективных интерьеров. Эффективных тут надо понимать как практичных с незначительной претензией на эстетику. У современной хозяйки нет времени на приготовление сложносочиненных блюд со множеством ингредиентов и долгим сроком томления на плите, нет возможности начищать столовое серебро, да и сами приборы давно уступили место более практичным аксессуарам. На кухне должно быть не только удобно и комфортно, но и легко с точки зрения выполнения простейших рабочих процессов, любому домочадцу. Поэтому интеграция безопасных, высокотехнологичных и энергосберегающих бытовых приборов в системы хранения с максимально удобным расположением и содержанием является здесь приоритетной задачей для любого дизайна. И оформить кухонное помещение с высоким уровнем эффективности внешней привлекательности и эргономичности можно даже при наличии небольшого бюджета и в рамках небольшого по площади пространства». Акцент, как мы видим, делается на удобство, функциональность, ценовую доступность. Ну и дальше можно уже и о стиле. Современный стиль всегда был неким миксом из основных тенденций оформления, заимствованных в различных стилистических направлениях. Мейнстримом грядущего сезона будет так называемая «разумная эклектика». В качестве основы выбирается один стиль (чаще всего он наполнен лаконизмом и практичностью) и к нему весьма дозированно добавляются элементы из других форм стилистики для привнесения комфорта, уюта и эстетичности. Именно правильная дозировка элементов разных стилистических проявлений диктует успех создаваемого дизайна.

Одной из оригинальных тенденций современности становится смешение ультрасовременной техники и прогрессивных способов отделки с намеренно состаренными элементами или поверхностями. Старинный буфет может соседствовать с гладкими фасадами современного гарнитура, а самая обычная отделка – чередоваться с потертыми поверхностями, намеренно облупившейся краской. Не надо искать в сказанном претенциозного осуждения или критики. Мы имеем дело с тенденциями, изменить которые наше мнение не в силах.

VI.

Выставка LivingKitchen в Кёльне, которая нынче становится законодателем кухонной моды на европейском континенте, отодвигая с первых ролей витринный эстетизм миланских мебельных смотрин, уже ясно фиксирует мощные тектонические сдвиги потребительских предпочтений в процессах приготовления еды. Сдвиг этот также происходит в направлении от чистой эстетики к удобствам функциональности. Так, в пресс-материалах, рассылаемых специалистами выставки всем заинтересованным средствам массовой информации в качестве основных тем, достойных внимания на современных кухнях, значатся, к примеру, столешницы и кухонные краны, которые обычно отдельно подбирались к конкретным моделям кухонь.

Два фактора чрезвычайно важны в целостном дизайне кухни: общее визуальное впечатление и функциональность. Кухонная столешница должна справляться с жарой, бактериями и большим количеством грязи, и в конце дня кухня, т. е. столешница, должна быть гигиенически чистой снова. На LivingKitchen посетители смогут узнать все о широком ассортименте доступных столешниц, говорится в пресс-релизе выставки. Инновации таких компаний, как Inalco, Laminam, Neolith, Porcelanosa, Dekker, Rossittis, Infinity Surface и Cambria из США, доказывают, что кухонная столешница теперь является высокотехнологичным продуктом.

Помимо того, что кухонные краны должны быть эргономичны и красивы, они обязаны выдерживать испытания длительного пользования. Функциональность становится приоритетной на раковине кухни: вода должна открываться нажатием кнопки или движением руки – важно, чтобы вы смогли помыть, прополоскать или заполнить лоток с водой легко и автоматически, как раз одной рукой. Две раковины, удлиненные выдвижные изливы, кнопки переключения воды на посудомоечные машины – в последнее время в «мокрой» зоне кухни появилось много инноваций, которые существенно упрощают многие кухонные процессы.

Совершенно очевидно, что этими предложениями внимание как бы переносится и фиксируется на рабочие поверхности, на функциональность. И если раньше кухонный дизайн был для нас ориентирован исключительно по вертикали, как в картинной галерее, то теперь он приобретает еще одно измерение и становится интересным по горизонтали.

VII.

Поначалу казалось, что этот ощутимый сдвиг на кухне от чистой эстетики в сторону глобальной функциональности есть явное проявление и подтверждение тотальной технологизации нашей жизни, усиление ее технической составляющей. Но данный процесс, как выясняется, затрагивает более глубинные пласты действительности. Сначала торжествующий модернизм с его всеобщим упрощением форм, а потом засилье эклектики с различными случайными сочетаниями, игнорирующими незыблемый статус материальных очертаний, оказывается, можно рассматривать, вообще, в рамках тенденции последовательного отказа от форм. И, соответственно, от принятых традиций.

Постмодернистический квест с использованием ретро-представлений на самом деле нельзя считать ностальгией по историческим ценностям. Это, скорее, скрытая ирония над признанными традициями, поскольку помещение, традиционного в его визуальной замороженности при помощи достаточно случайной выборки в реалии сегодняшнего дня, порождает немало ситуационной нелепости, как если бы человека с его одеждой и привычками переместить из одного времени в другое, подобно тому, как это делает сегодня довольно часто кинематограф. В таком перемещении есть интрига, но эта интрига не реальности, а вымысла. В ней под сомнение ставится любая форма. Примерно такие же чувства вызывает выбор классики. От чистой классики веет замшелым архаизмом, и если классические модели нынче и встречаются на современных кухнях, то они тоже в обрамлении либо же с вкраплением чревоточин эклектики.

Привычное и устоявшееся очень сильно тормозит приход завтрашнего дня. И чем прочнее позиции привычек в нашем окружении, тем радикальнее будет их слом. А засилье техники в нашей обыденности – это всего лишь частное проявление освобождения пространства от форм. И если кто думает, что на смену отстраненным формам придут формы другие, более современные, то это очередное заблуждение, иллюзия. В том виде, в котором мы понимаем формы, их больше не будет. В новых формах, если можно так сказать, совершенно новая начинка, в которой меньше как бы материальности как ценности, а больше невесомого, предрасположенного к трансформации. А, собственно, почему мы так держимся за власть форм?

Другие материалы в этой категории: « Акустика раковин